Click on the slide!

Учим курдский язык

Видеоучебник

Предлагаем вашему вниманию подборку видео уроков курдского языка

Подробнее...
Click on the slide!

Генерал Барзани

Биография

Предлагаем вашему вниманию биографию великого курдского политического деятеля Мустафы Барзани

Подробнее...
Click on the slide!

Фотогалерея

Курды и Курдистан

Предлагаем вашему внимаю серию авторских фотографий, сделанных в Курдистане в 2006-2010 гг.

Подробнее...
Click on the slide!

Буквари

курдского языка

Для обучения ребенка чтению и правописанию на курдском языке вам понадобятся буквари, которые вы можете загрузить на нашем сайте.

Подробнее...
Click on the slide!

Словари

курдского языка

Предлагаем вашему вниманию академические словари курдского языка: русско-курдский и курдско-русский, которые вы сможете загрузить на ваш ПК и использовать

Подробнее...
Click on the slide!

Сказки

курдского народа

Предлагаем вашему вниманию подборку курдских народных сказок. Курдские сказки отличаются оригинальностью сюжета, поучительностью и свободолюбием

Подробнее...
Frontpage Slideshow (version 2.0.0) - Copyright © 2006-2008 by JoomlaWorks

Заключение Ахмеда Хани

О слушатель, [внимающий] рассказам и вымыслам! 
О ты, стремящийся к сравнению и толкованию!

Для Хани, который обезумел от чаши [с напитком] любви,
Для этого безумца вино [это] показалось сладким!

Так много выпил этот безумец [такого вина],
Что уж и не ведал того, о чем говорил!

Он уже пьян, он уже [предался] блаженству,
Он безумен, пусть простят его [обладающие] знанием.

Он охмелел, он опьянен вином,
Поэтому и (стал он] продавцом вина и смятенным.

Все, что он говорит, — все это песий!
А если прислушаться, то это песни, [исходящие из] ная!

Этот най не относится ни к запретному, ни к дозволенному,
Нет у него лада, но мелодия есть.

[Ахмед Хани] с шутками и весельем
Собрал [вместе сказания] курдские, арабские, дари и таджикские.

Некоторые [из этих сказаний] — бохтанские сказки,
Одни [из них] драгоценны, другие ничего не стоят.

[Сказания] бохтанцев, мехемди и сливи
[Подобны] лалу, золоту и серебру.

[Они — как] хармухра, бисер и жемчуг,
Некоторые — прозрачные, иные — темные.

Драгоценными камнями инкрустировал он [эти сказания], как чоуган,
И вынес [их] на рынки и базары.

Одни из них сказки, другие — притчи,
Одни дозволены, другие — запретны.

Каждый рассказ обладает [своей] долей [смысла],
Каждая басня, если уразумеешь ее, [дает] совет.

Но стремление всех этих речей
И цель всех этих исканий

В том, чтобы сделать явной красоту любви
И утвердить совершенство любви,

Любовь — зеркало, в котором отражается бог,
Она подобна солнцу и обладает светом.

Не будь неосведомленным, любовь — это истинное [чувство].
О ты, идущий путем тариката и близости [к богу]!

[Любовь] благородного происхождения, из рода философского камня,
Дорожи ею, знай, что цена ее велика.

Натуру, которая, словно медь, лишена блеска,
И сердца [людей], не искушенные [в делах любви],

Эта сущность [любви] делает позолоченными
И придает им блеск и сияние.

Все желания каждого [сводятся к любви],
[Но только] одни подвластны любви, а другим любовь подвластна.

[Любовь — это] отражение того, кто не имеет себе равного,
[Это] сокровищница бесконечных тайн

Нет никого, в ком бы любовь не оставила следа,
[Есть лишь такие], которые не поняли ее прелести!

Каждый в меру своего нравственного величия
Тратит свои [порывы] желаний.

Но большинство людей — невежды,
Которые сами не понимают своих чувств.

[Среди них есть] недоросли, глупцы и безрассудные,
[А также] отшельники, суфии и факихи.

Они невежды, неграмотны и низки,
Нет у них муршида, руководителя и проводника.

Они невольно становятся продавцами любви
И тратят свою наличность на пустые чувства.

Одни тратят [свои чувства] на мирские радости и удовольствия,
Другие же стремятся к обители вечности.

Но и те [и другие] в убытке.
Они лишены счастья и лицезреть [истину!

О виночерпий, приди и скажи мне: что это?
Грезы или сновидение [представляет собой этот мир]?

Не истолковывай [все] это как пустое,
Не изображай это как грезы.

Хотя начало [мира] подобно вечной жизни,
Конец этой жизни — смерть.

Хотя [мир] и существует, но он [непостоянен] в своем существовании.
Хоть он и прекрасен, но не вечей.

Небесные сферы, элементы и царства природы,
Субстанции, природные качества и ключи [к пониманию всех вещей] -

[Все они] природно связаны между собой,
Но их можно сразу же отделить друг от друга.

[Все] они являются и началом вечной сущности
И источником причины тленности.

Одни из [элементов] — тяжелые, другие — легкие,
Одни — скрытые, другие — явные.

Хотя все четыре [элемента] для нас основа и корень,
[Однако] шейхом для нас является земля.

[Ибо] огонь гаснет, воздух — [это только] воздух,
Вода протекает, ветер — [это всего лишь] ветер.

Небеса [судьбы] подобны мельнице,
[Они] постоянно вертятся и вращаются.

Зерном для этой мельницы [служат] люди,
А местом хранения [этого зерна] является земля.

Эти зерна по очереди, одно за другим,
Сыплются [на жернов] из мешка.

Все [зерна], которые высыпаются, дробятся на части.
Размалываются они [и потом] соединяются.

И вновь замешивают [из этой смеси]
Это тело, [преисполненное] фальши достойное геенны.

Столько терпят они мучений,
Что готовы примириться с самым плохим!

Одним словом, они ни мертвые, ни живые,
Согласно тому, как [сказано]: "Он ни жив, ни мертв".

[Это происходит со всеми], кроме [тех] редкостных, которые обладают чистой природой,
Тех, которые вели праведную жизнь.

Их срывает земледелец свойственным ему способом
И собирает эти отборные зерна.

Пока оно не сгниет и не погибнет,
[То] не поспеет оно и не станет хорошим [колосом].

Когда же оно созревает и становится колосом,
То его срезают для провианта.

Мельница рта [судьбы] и язык,
Слюна и трение зубов

Так перемалывают и растирают его,
. . . . .

Столько они дробят это обрабатываемое [зерно],
Что оно становится мелким, как мука.

После всех этих мучений
Оно подпадает под воздействие [различных] сил.

Иногда [это сила], втягивающая его внутрь,
Иногда [это] задерживающая сила, которая мнет и сжимает (его].

То [органы] пищеварения переваривают его,
То побудительные [силы] задерживают его.

Танур желудка переварит его,
И все, что есть в нем дурного, выбросит.

Отделяется все хорошее
И отбрасывается все плохое,

Затем все самое лучшее отделяют
И распределяют между [отдельными частями].

Пекарь — естественный жар,
Химик, распределяющий отдельные [части],

Разделяет их между телом и отдельными членами,
Чтобы восстановить [силы] органов и центров.

Котел печени и сердца
Станет перегонять природное вино.

Когда полученное после [перегонки] вино жизни
Станет таким же, как растительный [напиток],

То из внешних областей
Оно проникает во внутреннее лоно.

Там оно погружается в море влаги
И изменяется каждое мгновение.

Затем оно складывается в форму
И приобретает закономерность и упорядоченность.

Когда оно сформируется, как коралл,
То уже блеснет в нем луч жизни.

Жизнь — это кровь сердца, источник развития,
А кровь сердца — источник жизни.

Пока [это вещество] находится внутри,
То оно молчит, и пища его — кровь.

Когда же на тайной ниве
Взойдет этот свежий росток,

То его сразу же, после того как он [находился] в крови,
Омоют водой.

[Если] обильный дождь [милости] не станет ему помощником,
То он обратится в бесплодную пальму.

Листьями же и плодами покроется он лишь тогда,
Если его будет поливать обильный дождь.

Когда этот росток станет горделивым деревом,
То покроется прекрасными плодами.

Когда эти плоды созреют,
То станут проявлением лучей [божественной] красоты.

Если [плод] достоин величия эмира
И подобает могущественному величию,

То его сохраняют для подарка
И вносят прямо во дворец.

Сразу же, как только он появится, он станет возлюбленным,
Имя его станет "Вдохновенный".

Эта пальма [хоть] не изобилует ветвями,
Но она очень редкостная.

Если же она останется без присмотра,
То попадет под пресс терзаний.

Нужно, чтобы [плод] этот получал уход
И достойно взращивался.

То должно его греть солнце шариата,
То лунный блеск набожности [должен] сжигать [его].

Когда он испечется [солнцем] и созреет,
То упадет с дерева.

Пока же не упадет он с зенита величия
И не попадет на эту грешную землю,

Не станет он последователем тариката
И не станет борцом за истину.

Таким образом, он будет попадать из рук в руки
И будет проходить [разные] степени [совершенства].

Этот плод получит благородство чеканки,
Это чудесное кушанье станет шербетом.

Если этот шербет сладкий, он еще не готов,
Если же горький или кислый, то несовершенный.

Он останется [таким] несовершенным до тех пор, пока рукой знатока вина
Не будет помещен в большой кувшин.

Когда он станет бродить
И выльется из большого кувшина,

Иначе говоря, когда от множества [заключенных в нем] качеств
Он станет обладать [божественным] блеском,

То от жара той [божественной] красоты
И блеска того великолепия

Закваска полностью растворится
И появятся соединения.

Жар этого [божественного] блеска,
Эти воспламеняющие и укрепляющие силы.

Отделят от него осадок
И возгонят [винные] пары.

Когда после перегонки он очистится,
То его отправляют...

Когда сущность отделяется от примесей,
То кладут его в тигель.

Хотя этот тигель тесный,
Но он является простором для соединения с богом.

Этот тигель похож на бутыль или пиалу [с вином],
Так как [от жара] он становится алым.

Пока не стал (напиток] самым лучшим выдержанным вином,
Не попадет он в [божественное] место.

Пока у него будет еще существовать свое Я,
Не будет ему знамения от бога.

Без чаши, [вмещающей вино] верности [богу],
Не попадет он на божественный пир.

Пока не будет истинного растворения [в божестве],
Не увидят они истинной вечности.

Тлен для него- вечность,
А вечность — это соединение [с богом],

Но он добьется [этого] не [простым] прикосновением к [божеству] и приближением [к нему]
И не [обычным] отделением и разлучением [со своей сущностью].

Так достигается желанное,
И мурид сливается [с божеством].

О боже, что случится, если для нас, слепых,
Ты хоть раз приподымешь свою завесу и покров?!

Просвети нас, немощных,
[Предстань пред нами] без завесы, пелены и покрывала.

Море истины взволнуется,
Мы возрадуемся хоть на миг, [наблюдая это]!

Эти восприятие, познание, знание и подражание
Соединяются воедино.

Устранены будут все причины и препятствия,
Нам не нужно видеть причины.

Мы верим в сущность необходимого,
Завесой для нас стала [ограниченность] наших возможностей.

Освободи же нас вновь от нас самих,
О господь! Открой себя нам!

Это отречение и хождение по пути [тариката]
Свойственно только достойным муридам.

Когда же станет это и для нас доступным,
Если творец с самого начала не предназначил это [для нас]?

Так как порицание и одобрение
Не определяются достоинствами и пороками,

[То чуть только] праведник отступит от пути, — [он] уже погиб,
А грешник сможет очиститься, [совершив один раз] молитву.

Так как мир темен, как [мир] призраков,
То сам творец является и проводником [и сам же] сбивает с пути.

Он поднимает до духовного созерцания
И он же вводит за завесу греха.

Но в этом мире, [где] господь дал нам волю,
Страсти [наши] хитростью и лукавством

Вырвали ее. из рук у нас, несчастных,
И остались мы, [уповая на] милость всепомогающего бога.

И это уже хорошо для нас всех,
И этого достаточно для нас, грешных!

Сначала мы должны познать истинность бога,
Хоть мы и порочны, несовершенны и полны недостатков.

После этого мы должны бояться его в своем сердце
И спрашивать [объяснения] веры у ученых.

Как они скажут, так мы и должны поступать,
Пока не исчезнем с лица земли.

Мы должны опираться на милость бога,
Быть может, и избавит он нас от геенны.

О [ты], спешившийся всадник!
О влюбленный в чистые страницы [бумаги]!

О [ты], презренный, поверженный ниц поэт!
О [ты], всемогущий волшебник и чародей!

О сбившийся с пути в пустыне заблуждений!
О потерявший надежду стать совершенным!

О[ты], отточенное перо, неказистое на вид,
Довольно тебе эту хорошую, красивую бумагу

Исписывать линиями и точками
И пачкать ее буквами ба и даль!

Хотя почерк хубар — мелкий,
Тем не менее он не лишен красоты.

Если бы упражнения [наши в каллиграфии] были многочисленными
И были выполнены почерками насх и сульс,

То они (насх и сульс) уничтожили бы образец красоты,
[Ибо] они [не обладают] ни блеском, ни красотой, ни совершенством.

[Точно так же] бесхитростным красавицам нужно,
Чтобы приукрашивание [их лиц] не стало для них ярмом;

Украшение для луноликой будет хорошим тогда,
Когда оно не становится бедствием для лица.

О перо, ты сделало [поэму] слишком длинной.
[В] этой книге ты написало слишком много.

Хотя слова подобны жемчугу,
Но они теряют ценность, если делаются обильными.

[Разве] не видишь, что драгоценные камни [потому и] дороги,
Что они малочисленны и редки?

Всякие погрешности, упущения и ошибки
В совокупности своей представляют непростительный грех.

Ты писало, не размышляя, —
Кто же вынесет написанное тобой?

Никого не найдется, кто бы одобрил тебя
[Среди людей], произносящих славословие и хулу!

О ты, невежда, скверный, бесстыдный,
Дҵрзкий, жестокий и бесчестный!

Сколько [раз] я оттачивал твой кончик,
Столько [раз] ты и грешило!

Чем больше заострял я твой кончик,
Тем больше ты начертало ошибок!

Ты исторгало брань, словно Хани,
И создавало рисунки, словно Мани!

Довольно заниматься играми и забавами,
Покайся в своих ошибках и грехах!

Вступи хоть раз на путь раскаяния,
Пока не настал твой черед.

Когда же наступил черед этого враждебного пера,
То создало оно для нас эту книгу, [полную] споров.

Тот мужественный, смелый храбрец
Сперва опоясался поясом отваги,

Оседлал Дульдуля лальцев
И сразу же стал нашим противником,

Вытащил он Зульфакар из [ножен] языка,
И повел с нами вражду [этот] лихой наездник.

Наконец, начал он укорять нас,
Язык [его] стал давать такие ответы:

"О Ахмед, разве ты не скверный человек?
Ведь я записало лишь то, что говорил ты!

Хороши или дурны, но эти слова [сказаны] тобой,
Благочестивы или греховны поступки, но они твои!

О злодей, [ведь] ты хорошо знаешь,
Что ты хозяин своим поступкам и словам.

Я был тростником в мире тростниковых зарослей,
Я был вином, [еще не попавшим] в руки поклонников вина.

Когда ты меня срезал для саза,
У меня еще не было ни звука, ни голоса.

Ты меня удалил от друзей, Лишил меня владений и имущества.
Все мои суставы и связки

Ты первый разом просверлил приказом "стань".
Затем ты поместил меня в сад любви И выжег на моем сердце клеймо любви.

Ты вдохнул в мое тело душу,
Из сердца моего стали вырываться стоны и вздохи.

Твое дыхание спалило мне сердце и печень;
Как ты дул, так я и пел.

[Само] я немое, лишенное языка и молчаливое,
Без души и дыхания, я из рода камышей.

Мною возрадовал ты праздник веселья,
Мною ты зачеркнул список грехов!

Хотя внешне [и можно сказать], что [все это исходит от меня],
[Но на самим деле] певец — ты, а я — лишь пай.

Разве най сам по себе говорит что-нибудь?
Разве перо само пишет?

Писец делает калям грешным,
И най становится звучащим в руках певца.

Най, калям, звук, [исходящий из ная], и почерк [каляма],
Стрела, мишень и стрельба из лука -

На них лежит осуждение [в появлении греха],
[А на самом деле] имя грешника еще не записано!

О боже! Ты знаешь, что несчастный Хани
Такой же пленник, как и перо.

Сердце его в твоих руках, о боже!
Рука его не в его власти.

Так как ты ему все предначертал,
То он и писал то, что ты хотел.

Ты приказывающий, а он подчиняется твоему приказу,
Подчиненных же всегда прощают.

Ты дал ему волю,
Ты поручил ему все это.

Он был ничтожным — [всего лишь] пером
[И] постоянно был покорен тебе.

Он не знает своей пользы и вреда,
Как [же] будет он знать о том, что для него хорошо?

Как будет угодно тебе,
[Так] этот най и будет распевать.

Клянусь Аллахом, из [всего] белого и черного
Он стремится только к тебе — божественному.

Но дурными чернилами
Исписал он многие страницы.

Почерк твой, [пишущий] заглавия и образцы для упражнения в [правописании],
Вот уже три года упражняется [в написании] этих грешных строк.

Когда [поэма] явилась из небытия,
Был тысяча шестьдесят первый год.

А нынче исполнилось сорок четыре года
Этому предводителю грешников.

[Результатом] недозволенных поступков является большое богатство.
А от честных дел и гроша не получишь.

Если ты дал любви достойное начало,
То дай ей и достойный конец!

 
Рекомендуем
Ознакомьтесь с классической поэмой курдского поэта Ахмеда Хани мам и Зин

kurdish postcards
Известные курды

nawshirwan mustafa

Абдул Рахман Хаджи Ахмади

Лидер Партии за свободную жизнь в Курдистане (Иран-PJAK)

⠫ ᠩ⮢