Click on the slide!

Учим курдский язык

Видеоучебник

Предлагаем вашему вниманию подборку видео уроков курдского языка

Подробнее...
Click on the slide!

Генерал Барзани

Биография

Предлагаем вашему вниманию биографию великого курдского политического деятеля Мустафы Барзани

Подробнее...
Click on the slide!

Фотогалерея

Курды и Курдистан

Предлагаем вашему внимаю серию авторских фотографий, сделанных в Курдистане в 2006-2010 гг.

Подробнее...
Click on the slide!

Буквари

курдского языка

Для обучения ребенка чтению и правописанию на курдском языке вам понадобятся буквари, которые вы можете загрузить на нашем сайте.

Подробнее...
Click on the slide!

Словари

курдского языка

Предлагаем вашему вниманию академические словари курдского языка: русско-курдский и курдско-русский, которые вы сможете загрузить на ваш ПК и использовать

Подробнее...
Click on the slide!

Сказки

курдского народа

Предлагаем вашему вниманию подборку курдских народных сказок. Курдские сказки отличаются оригинальностью сюжета, поучительностью и свободолюбием

Подробнее...
Frontpage Slideshow (version 2.0.0) - Copyright © 2006-2008 by JoomlaWorks

Фольклорная версия №2

О горе! Прежде тот, кто был сильным, богатым и могущественным за счет народа, тот и становился эмиром, шахом, падишахом! 
Жил некогда пророк Давуд, он был прославленным. Однажды зовет Давуд своего сына Акуба и говорит ему: "Сынок, я уже стар годами, смерть — перед глазами у меня. Вот возьми ключи, пойди осмотри мои сокровища и казну. Ведь после меня ты будешь владеть этим имуществом!". Берет Акуб ключи, идет, все двери сокровищниц открывает, осматривает, все и возвращается к отцу. Видит — отец его спит, а к бороде привязан маленький ключик. Акуб потихоньку этот ключик отвязывает, открывает им дверь подземелья. Видит — в подземелье человек. Акуб говорит ему: "Ты почему в этом подземелье сидишь? Неужели мой отец тебя сюда посадил?". Тот человек отвечает: "Я — Сыхри-джинн, вот уж несколько лет, как отец твой схватил меня и бросил в это подземелье из-за того, что я обещал поймать и привести ему гурию. Но поймать гурию было невозможно, это оказалось не в моих силах. И вот из-за этой гурии я уже несколько лет в плену. Если ты сможешь тайком от своего отца выпустить меня, быть может, я когда-нибудь и пригожусь тебе".
Тут же Акуб и Сыхр становятся побратимами. Акуб освобождает Сыхра из темницы. Сыхр рассказывает ему, где он живет, и уходит. Акуб возвращается к отцу и говорит: "Я выпустил Сыхра". Отец говорит: "Этот Сыхр, еще когда я был молодым, обещал мне привести гурию, но не сдержал свое слово. Поэтому я его схватил и бросил в темницу". Через несколько месяцев Давуд умирает. Вместо него пророком становится Акуб.
Женился Акуб: семь сыновей у него было. Однажды Акуб отправился во владения Сыхр-джинна. А ведь в страну джиннов никто не осмеливался входить.
Только Акуб-пророк в первый раз отважился пойти туда. Несколько дней Акуб пробыл в доме Сыхра. Однажды Сыхр говорит ему: "Акуб, давай пойдем в мой огороженный сад, там у меня — мраморный бассейн есть. Каждую пятницу три девушки из страны гурий туда приходят, они купаются, а потом улетают. А сегодня — пятница, эти гурии непременно придут. Пойдем поймаем одну для тебя. Я когда-то дал слово твоему отцу, но слово не сдержал, потому твой отец и заключил меня в темницу.
Сыхр и Акуб вместе отправляются в сад, видят — гурии пришли к мраморному бассейну, купаются в нем. Тут Акуб подкрадывается к бассейну и хватает одежду одной из гурий. Из трех гурий две улетают, а третья, владелица унесенной Акубом одежды, остается в бассейне раздетая. Гурия эта — звали ее Мейане — Акуба умоляет: "Отдай мою одежду: я оденусь, а потом — я твоя". Акуб отдает ей одежду, гурия одевается. Тут подходит к ним Сыхр, и все вместе отправляются к нему домой. Сыхр справляет Акубу хорошую свадьбу.
Однажды Акуб говорит Сыхру: "Ты Должен отпустить меня домой. Ведь я — пророк, народ мой ждет меня теперь". Сыхр отпускает Акуба и Мейане, провожает их из своего дома. Но только Мейане говорит Акубу: "Я — гурия, я — суженая твоя; когда мы придем к тебе домой, смотри, чтобы кто-нибудь из твоих соседей или домочадцев меня не увидел или же не прикоснулся бы ко мне. После того как пройдет сорок ночей, я буду открыто появляться". Акуб согласился, и они поехали к нему домой. Акуб повел Мейане в отдельную комнату, поселил ее там.
Слух распространился в народе, что Акуб-пророк гурию себе добыл. Приходит народ к Акубу и говорит: "Акуб, ты гурию себе привел! Дети и жены наши ночей не спят, все говорят: "Мы должны гурию увидеть". Акуб отвечает: "Сорок ночей потерпите, я покажу ее, пусть народ смотрит. А пока я не могу — таково условие".
Как ни бился Акуб, не сумел отделаться от народа. Приходит он к Мейане и говорит: "Не могу я избавиться от народа, придется тебе выйти, пусть народ увидит твою красоту". Видит Мейане — делать нечего, придется показаться; говорит она Акубу: "Ну, пойди скажи людям, пусть встанут рядами на равнине перед твоим дворцом, я выйду, пройдусь между ними. Только пусть никто не притрагивается ко мне и не заговаривает со мной. Но потом ты все равно раскаешься".
Акуб выполняет сказанное Мейане. Мейане надевает на себя одежду, выходит, прохаживается среди народа. Весь народ с любопытством смотрит на Мейане. Когда Мейане проходит среди народа, чтобы в комнату к себе вернуться, одна злая женщина трогает ее за волосы: "Волосы у нее — золотые", — говорит она. Как только женщина касается волос Мейане, Мейане в голубином оперении поднимается в небо и улетает, только говорит Акубу: "Когда ты разыщешь город шаха-свирельщика, тогда и меня найдешь".
Тут народ в раскаянии расходится. Заплакал Акуб и тоже домой к себе пошел. Как-то раз идет Акуб к Сыхр-джинну; говорит он ему: "Пропала Мейане! Вот как это случилось. Только и сказала она мне: "Если разыщешь город шаха-свирельщика, то именя найдешь!" "А я не знаю, где этот город". Сыхр отвечает: "Я и сам не знаю, где такой город. Но дед мой Мамед знает, где этот город. Потому что есть у него одеяние гурий, в нем он повсюду летает". Когда пришли к Мамеду, спросили его, и Мамед сказал: "Я двести пятьдесят лет прожил и только один раз, в молодости, в одеянии гурий я летал в тот город. Этот город — в стране гурий. И старый и малый там — все свирельщики". Сыхр и Акуб Мамеда просят: "Дай нам одеяние гурий, пусть Акуб полетит туда". Мамед дает Акубу одеяние гурий.
Акуб надевает одеяние гурий и летит в тот город, останавливается в гостях у старухи. Смотрит — старуха эта и обе ее дочери плачут, горюют. Акуб спрашивает старуху: "Мать, почему плачете? Что у вас случилось?". Старуха говорит: "Когда-то Мейане — дочь моей сестры — отправилась с двумя соседними девушками в заморскую страну, в сад Сыхри-джинна. Там они купались. Какой-то человек поймал Мейане и увел к себе. А теперь отец Мейане разгневался, он виселицу велел поставить, сегодня он повесит Мейане. Ведь вот уже несколько дней, как Мейане от того смертного человека вернулась. Несчастная, уж лучше бы не возвращалась, раз уж ушла к тому человеку. Акуб говорит: "Бабушка, а если бы тот человек, который Мейане увез, тут бы был, то отец Мейане не стал бы ее вешать, отдал бы ему ее?". Старуха сказала: "Конечно, сынок, отдал бы, не стал бы брать греха на себя". Тут Акуб признается старухе: "Матушка, я и есть тот, кто увел Мейане. Ну а теперь — дело за тобой! После этих слов Акуба старуха идет к отцу Мейане и говорит ему: "Если бы тот человек, что увел Мейане, здесь был бы, ты отдал бы ему Мейане или нет?".
Отец отвечает: "Бабушка, если бы он здесь был, я бы отдал ему, пусть увез бы ее с собой. Зачем брать понапрасну грех на себя?". Тут старуха говорит шаху: "Ей-богу, тот человек прибыл сюда, сейчас он — у меня дома". Шах говорит ей: "Отправляйся приведи его сюда, я хорошенько посмотрю на него — как он мне приглянется. А потом я отдам ее, пусть увозит". Старуха идет и приводит Акуба к шаху. Видит шах — не сыскать другого такого, как Акуб. Говорит он: "Акуб, поезжай, ты полюбился мне". Попрощался Акуб с шахом и вместе с Мейане пошел в дом старухи. Ту ночь они провели в доме старухи, а утром, надев голубиное оперение, снова отправились к Сыхр-джинну. И вот в другой раз Сыхр им свадьбу справляет, а потом провожает их домой.
Радуется народ: "Снова Акуб Мейане привез, на этот раз — открыто. Кто хочет — пусть идет смотрит на Мейане, говорит с ней, трогает ее! Теперь Мейане — законная жена Акуба". А прежняя жена Акуба умирает еще до возвращения Мейане.
Проходит некоторое время — Мейане беременной становится; Сына родит она. Называют его Бенамин. Сын вырастает. Потом Мейане опять родит -Усыба-пророка приносит. В тот самый день, когда Усыба родит, Мейане умирает. Акуб идет в дом к одному бедняку и говорит: "Жена твоя только три дня как родила, она должна и моего сына грудью кормить". Бедняк говорит: "Акуб, я — человек бедный, мне самому жить не на что, как это я твоего однодневного сына своей жене дам, чтобы кормила его?" Отвечает Акуб: "Дам я тебе сто золотых, ты своего трехдневного сына от груди жены своей отними, только одного моего сына кормите. Я буду давать твоей жене дневное пропитание". Бедняк и жена его соблазняются, сына своего трехдневного бросают — сына Акуба кормят. Но тогда же жена бедняка говорит Акубу: "Как ты соблазнил нас деньгами и бросили мы своего любимца, так, быть может, и за Усыба твоего фальшивыми деньгами заплатят".
Женщина та вскормила и вырастила Усыба. Какой же был Усыб? Как солнце сверкал Усыб — такой красивый и прелестный был он! Ни днем, ни ночью, ни на час Усыб от отца не отходил. А отец уж так любил его, что и сказать нельзя! А сыновья Акуба от первой жены ревнуют отца к Усыбу. Говорят они отцу: "Отец, ты забросил нас, только одного Усыба и любишь".
Видит Акуб — злая зависть поселилась в сердцах сыновей. Решает он испытать сыновей. Зовет он сыновей, каждому курицу дает и говорит: "Отнесите и зарежьте кур в таком месте, чтобы бог не узнал об этом". И Усыбу курицу дает. Сыновья Акуба кур в темных углах режут. Отцу приносят: "Отнесли мы "всех кур, в "таких местах, где бога нет, — зарезали",- говорят. А Усыб говорит: "Отец, раз ты пророк божий и говоришь "бог есть", как же мне было зарезать курицу в "таком месте, где бога нет? Ведь, бог все равно узнает!". Говорит Акуб: "О сыновья мои, ведь Усыб — прав! Как же мне не любить его?". Сыновья опять остались недовольны.
Акуб сыновьям своим и Усыбу велел выйти. Взял он лист бумаги, положил под войлок, потом позвал сыновей, по одному сажал их на тот войлок, разговаривал с ними. Сыновья разговаривали с отцом, но не узнали, что отец лист бумаги под войлок положил.
Потом Акуб позвал Усыба и его посадил на тот же войлок, стал разговаривать с ним. Не ответил отцу Усыб. Спросил отец: "Усыб, что это ты мне не отвечаешь?". Усыб ответил: "Отец, не знаю, то ли потолок нашего дома опустился на толщину листа бумаги, то ли пол поднялся?". Акуб велел Усыбу с войлока встать и на глазах у сыновей лист бумаги из-под войлока вытащил. Говорит Акуб: "Ну, сыновья, что вы скажете о разуме Усыба? Ведь и с вами же я разговаривал на этом войлоке. Ни один из вас не догадался".
Сыновья вышли из дома, пошли в укромное место, стали совещаться между собой: "Давайте обманем отца, возьмём как-нибудь Усыба с собой на охоту, убьем его, избавимся от него! Ведь отец наш умрет когда-нибудь, тогда Усыб станет народом править".
Однажды сыновья хитростью у отца испрашивают разрешение Усыба взять и берут его с собой на охоту. Приходят они в пустынное место. Там находят они колодец глубиной в сорок хариров. Колодец тот стоял на перекрестке семи караванных дорог. Усыба за руки хватают и бросают в колодец. Потом одежду Усыба кровью убитого волка окрашивают, ловят живого волка и говорят: "Мы сейчас пойдем домой, скажем своему отцу, что волки внезапно отняли у нас Усыба и сожрали".
Вечером Акуб выходит на дорогу, по которой должны вернуться сыновья, чтобы поскорее Усыба увидеть, потому что вся его жизнь — в Усыбе. Ведь Усыб был сыном гурии, был он краше, чем гурия и пери. Видит — сыновья его возвращаются и волка живьем поймали, с собой ведут. Но нет среди них Усыба...
Заподозрил, что сыновья погубили Усыба, С горечью спращивает Акуб сыновей:


"Сыны, где Усыб мой?
Сыны, где разумник мой?
Где любимец мой, где он?
Усыба моего приведите,
Любимого моего приведите -
Сердце мое не терзайте!
Усыба приведите, покажите,
Сердце мое не губите,
Ведь вы Усыбу — родные братья.
Сыны! Усыба моего приведите,
Душу мою не терзайте,
Свет очей моих не гасите.
Ведь вы собрались на охоту,
Вы взяли из дома Усыба, верхом посадили,
Почему вы Усыба моего потеряли?"

Сыновья ответили:

"Отец, мы подошли к дороге,
Нескольких волков увидели мы там,
Утащили они Усыба.
Пока мы кричали,
Сожрали они Усыба,
Ничего не смогли мы сделать.
Одного из тех волков
Привели мы сюда живым.
Допроси его сам".

Сыновья уверили Акуба в том, что волки сожрали Усыба Тогда Акуб всех волков степных к себе сзывает. Песней спрашивает у них об Усыбе:

"О старый волк из всех волков!
Да будет дозволенным тебе мясо ягнят и козлят!
Как ты осмелился съесть моего Усыба?
О волк из волков, волк сизый ?
Ничего не утаивай,
Скажи мне добрые вести об Усыбе.
О волк из волков, волк, уносящий овец,
Если ты веришь в бога,
Ты не утаишь правды.
Волк из волков, волк дикий,
Скажи мне правду —
Как ты сожрал Усыба-пророка
Волк из волков, волк старый,
Не скрывай ничего,
Скажи, как вы схватили моего Усыба".

Волки принесли клятву:

"Пусть бог истребит наш род -
Не ведаем мы об Усыбе".

Тут волк, которого поймали сыновья, говорит Акубу: "Не подозревай волков "в том, что они съели твоего сына. Ущерб, нанесенный Усыбу, дело рук братьев". Когда волк это сказал, братья набросились на него и убили. Не позволили они, чтобы Акубу сказали правду. После этого Акуб на оба глаза ослеп, сгорбился и оглох.
Несколько дней прошло. Братья Усыба между собой совещаются: "Пойдемте к Усыбу, заглянем в колодец — захлебнулся он там или нет?" — говорят они.
Собрались они, идут к тому колодцу, куда бросили Усыба. Смотрят — большой караван у колодца остановился. А базырганбаши ещё до того, как пришли братья, из колодца Усыба вытащил. Когда братья подходят и видят Усыба, они хотят силой отнять его у базырганбаши. Говорит базырганбаши: "Он — мой, я его из колодца вытащил. Вот вам пригоршня золота, берите и уходите!". Братья золото забирают, уходят. Смотрят — золото, что им базырганй баши дал, не что иное, как фальшивые медные гроши. Снова возвращаются они к базырганбаши и говорят: "Золото, которое ты дал нам — медные гроши". Базырганбаши опять дает им полную пригоршню золота. Они отходят немного от колодца, смотрят на золото, видят — опять медные гроши. Тогда старший брат говорит: "Отец наш калекой стал из-за Усыба — хватит этого, кто знает, куда базырганбаши Усыба повезет?!". Едут они дальше.
А базырганбаши свой караван нагружает и едет; мимо города, где Акуб жил, проходит. Усыб просит базырганбаши: "Здесь — могила матери моей, дай позволение, я пойду поклонюсь ей! А потом я сразу вернусь". Базырганбаши дает Усыбу позволение.
Усыб идет на могилу своей матери. Могила перед ним раскрывается. Мать его оживает, становится такой же прекрасной, как прежде. Усыб прикладывается губами к материнской груди, грудь сосет. Долго остается он у матери. Вот видите, каким был Усыб Ведь в тот день, когда он родился, мать у него умерла. Как же узнал он, что мать его в той могиле похоронена?! Слуга базырганбаши видит — Усыб в склепе приложился к груди какой-то женщины, грудь сосет. Слуга возвращается назад к базырг ганбаши и говорит: "Господин, дело вот как обстоит". Базырганбаши идет и видит, как слуга сказал, так оно и есть. Идет "базырганбаши, хватает Усыба за руку, дает ему пощечину и тащит его за собой. Тут сердце Мейане сжимается, говорит она базырганбаши: "Как ты мое сердце заставил сжаться, так и потоп настигнет твой караван, все товары твои потопит. Только ты и Усыб мой в живых останетесь".
Базырганбаши погнал свой караван и ушел. Подошли к городу Мысыру — ветер поднялся и дождь полил. Потоп обрушился на караван, все товары и слуги утонули, остались только базырганбаши и Усыб.
Базырганбаши повел Усыба на базар Мысыра продавать. Привлеченные красотой Усыба знатные и богатые сотнями собрались к нему, захотели его купить.
Залиха была нареченная эмира Мысыра. И она тоже приходит и видит Усыба. Смотрит — Усыб как солнце сверкает. Не одним, а тысячей сердец она в Усыба влюбляется. Какая-то нищая старуха — три мотка шерсти у нее было — тоже становится покупательницей Усыба.

Стали Усыба торговать,
Собрались богатые и знатные,
На тысячи торгуют его.
Старуха-нищая была в Мысыре,
Три мотка шерсти в доме у нее было,
И она стала торговать Усыба.
Залиха золото бросила на весы,
Все золото, что было у нее в казне,
Все ради любви в жертву принесла.
Залиха — одна из хатун Мысыра,
Восемьдесят грузов золота у нее в казне,
Не считая украшений и серег.
Чаша весов с Усыбом тяжелая — на земле остается,
Чаша весов с венцом золотым — в воздухе,
Залиха же на казну надеется.
Усыб рассердился на Залиху,
Сказал: "Земли брось на чашу весов с золотом,
Только землей человек насыщается".

Залиха купила Усыба на вес золота и хотела его с собой увести. Но базырганбаши тут же раскаивается, говорит он Залихе: "Не продаю я своего раба!". Тут Залиха пощечину базырганбаши дает и говорит: "Торг есть торг, как это ты отказываешься. Я с таким трудом его купила себе!".
Залиха уводит Усыба с собой в дом. Охваченная любовью к нему, она всячески ухаживает за ним. Но Усыб к ней, как к ослу, относится. Ни разу, никогда не разговаривает с Залихой. Видит Залиха — Усыб не слушается ее. Тогда Залиха стелет ему плохую постель, носит ему плохую еду, мало дает ему есть. Все ради того, чтобы Усыб хоть слово сказал ей. Но что она ни делает — Усыб не говорит! Однажды Усыб из дома убегает. Залиха следом гонится, хватает за ворот, рубашку до пояса ему разрывает; говорит Залиха: "Я ведь тебя за деньги купила, куда же ты убегаешь?". Опять берет Залиха Усыба, домой приводит. Видит — не ладится у нее с Усыбом.
Залиха идет к эмиру, наговаривает на Усыба: "Купила я раба за деньги, а он говорит мне: "Ложись со мной". Эмир верит словам своей нареченной. Посылает он за Усыбом, велит привести к себе в диван, допрашивает его: "Правда, ты сказал Залихе такое?". Отвечает Усыб: "Эмир мой, нельзя верить наговорам! Пошли за сорокадневным младенцем, пусть принесут его, он скажет тебе, правда это или ложь". Эмир посылает, младенца сорокадневного приносят, и эмир в присутствии всех его спрашивает. Младенец отвечает: "Эмир мой, клянусь молоком матери, то, что говорит Залиха — ложь". Больше младенец ничего не говорит. И все же Эмир Усыба хватает и бросает в темницу.
Два человека в темнице было, один — армянин, другой — курд. Год в темнице Усыб остается. Те два человека, что с Усыбом вместе в темнице, однажды ночью сон видят. У курда на голове корзина с хлебом очутилась, а армянин видит, что у него на голове — корзина с мясом. Наутро они просыпаются, сон свой Усыбу рассказывают. Усыб сны им растолковывает. Говорит он курду: "Сегодня тебя из тюрьмы выпустят". А армянину говорит: "Тебя же — убьют". Проходит некоторое время. Эмир велит позвать узников, курда освобождает, а армянина велит убить.
Однажды эмир сон видит. Четырнадцать быков с неба спускаются, семь — тучных, семь — тощих. Семь тощих семерых тучных поедают. Наутро эмир всех горожан оповещает: "Я видел сон, кто сон мой растолкует, тому я двести золотых дам". Никто не смог сон его растолковать. Тогда тот курд, которого при Усыбе из темницы выпустили, говорит эмиру: "Эмир мой, есть у тебя узник, зовут его Усыб, он сумеет сон твой растолковать". Эмир посылает за Усыбом, велит привести его: "Можешь ты сон мой растолковать или нет?" — спрашивает. Усыб отвечает: "Эмир мой, можешь мне совсем сон свой не рассказывать. Я сам расскажу и растолкую сон твой!". Песней стал сказывать Усыб:

"Во сне скот увидел эмир:
Четырнадцать быков спустились на землю,
Семь тучных было, семь — тощих.
Семь тощих семерых тучных съели.
Эмир мой, сон твой означает,
Что непременно будет война,
Нам не будет от нее прибыли".

"Эмир мой, — говорит Усыб эмиру. — Семь лет война длиться будет. Во всем мире все будут нападать друг на друга. Наступит голод. Из семи семейств одно в живых останется, мать дитя свое покинет... Те тучные быки — правители, а тощие — народ..."
Эмир тут же делает Усыба своим везиром. Говорит Усыб эмиру: "Эмир мой, прикажи всем в стране, пусть опорожнят и очистят все подвалы. Мы станем скупать ячмень, пшеницу и просо, наполним подвалы. Пусть в твоей стране не будет голода". Эмир в двадцать дней выполняет сказанное Усыбом.
Проходит некоторое время, эмир заболевает и умирает. Правление переходит Усыбу. Затем начинаются между народами войны. Повсюду настает голод. Народ со всего света приходит к эмиру Мысыра хлеб покупать. Однажды видит Усыб — все семь братьев его с караваном идут по городу, и брат его несчастный Бенамин тоже с ними. Усыб выходит им навстречу и спрашивает: "О славные юноши, из какой вы страны и куда идете?". Они отвечают: "Мы — сыновья Акуба-пророка, в стране нашей голод настал, мы приехали купить для себя хлеба". Братья не узнают Усыба, а он узнает их, но не открывается им. Говорит Усыб слугам: "Коней и верблюдов отведите, в стойло поставьте, а людей отведите в баню, вымойте; каждому хорошую одежду дайте. А потом отведите их на постоялый двор, пусть поживут здесь неделю, расход — мой". Слуги сказанное Усыбом выполняют.
Через семь дней Усыб зовет братьев и говорит им: "Переметные сумки и мешки свои принесите, идите в амбары, возьмите себе хлеба". Братья берут свои торбы, наполняют хлебом. Говорит Усыб своему слуге: "Пойди, мою золотую меру вложи в груз последнего верблюда, только сделай так, чтобы никто не заметил". Слуга так и сделал. Говорят братья эмиру: "Подсчитай, сколько денег нам дать тебе?". Говорит эмир: "Не надо мне ваших денег, юноши! Дарю вам этот хлеб ради Акуба-пророка".
Усыб провожает "братьев в обратный путь. Они отъезжают немного от города, Усыб садится на коня, едет за ними, догоняет их и спрашивает: "Как зовут того несчастного вашего брата?". Братья отвечают: "Бенамин! Правда, он наш брат, но он — несчастный, убогий, ничего не знает!". Говорит Усыб: "Он украл у меня золотую меру, люди у него в руках видели. И не стыдно вам? Разве мало я вам добра сделал? Вы же еще меня и обкрадываете?" Осмотрели грузы всех верблюдов — меры не было, в грузе последнего верблюда мера оказалась. Сказал Усыб: "Ваш о брат — вор, я схвачу его и брошу в темницу". А братья, предатели безжалостные, говорят: "Эмир, здрав будь, был у него брат, Усыб звали его. Он тоже был такой же плохой, как и этот брат, но мы его убили, следов от него не осталось". Говорит Усыб: "Ну, погоняйте свой караван, поезжайте, а я Бенамина задержу пока дело не выяснится". Тут же Усыб дает им свою рубашку и говорит: "Эту рубашку передайте Акубу. Если же не передадите, то я вам в другой раз не дам хлеба". Усыб Бенамина к себе домой берет. А "братья к себе домой уезжают.
А Акуб, слепой, несчастный, у себя дома лежит. Говорит он сыновьям: "Дети, где Бенамин?". Сыновья отвечают: "Бенамин тоже, как и его брат Усыб, какой-то дурной! Он кражу совершил, опозорил нас перед эмиром Мысыра. Его и схватили!". Тут сыновья дают Акубу рубашку Усыба. Акуб подносит ее к носу и говорит: "Это — рубашка моего Усыба, запах Усыба от рубашки исходит". Акуб ту рубашку к носу подносит. Вечером ложится спать... А утром просыпается совсем здоровый, как прежде. Смотрят сыновья — отец выздоровел.
Акуб тут же сыновей и имущество свое оставляет и едет в Мысыр. А Усыб знал, что отец непременно к нему придет, Усыб притворился больным — если отец придет, чтобы от радости не умер. Приходит Акуб в Мысыр, в дом к эмиру. Когда видит он своего Усыба в постели, то сразу бросается к нему. Устами к телу Усыба приникает. Радость его немного утихает. Усыб вместе с отцом и братом своим Бенамином радуются.
После этих событий Усыб идет к Залихе, говорит ей: "Залиха, я люблю тебя и женясь на тебе". Говорит Залиха: "Помнишь, когда я тебя на вес золота у базырганбаши купила? Ведь я была охвачена любовью, хотела, чтобы ты на мне женился. А теперь сердце мое тебя не желает". Сколько Усыб раньше Залиху терзал, теперь в два раза больше Залиха его терзала. Однажды Усыб приходит к Залихе домой, Залиха от него убегает. Усыб за ней гонится, хватает за шиворот и разрывает ей рубашку до пояса. Говорит Усыб: "Рубашка за рубашку". Усыб тут же на Залихе женится, справляют свадьбу. Потом Усыб делает отца эмиром Мысыра, а сам становится его везиром.

 
Рекомендуем

Курдская сказка:

В древнем Курдистане жил один падишах. Любил он бродить по городу переодетым. Как-то приказал он и своему везиру переодеться, сам облачился в одежду дервиша, взял в руки посох, и рано утром они отправились в путь. Целый день шли, целую ночь.
Читать продолжение...
Известные курды

Махмуд Барзанджи

Махмуд Барзанджи

1881 — 1956

Король Курдистана

⠫ ᠩ⮢