Click on the slide!

Учим курдский язык

Видеоучебник

Предлагаем вашему вниманию подборку видео уроков курдского языка

Подробнее...
Click on the slide!

Генерал Барзани

Биография

Предлагаем вашему вниманию биографию великого курдского политического деятеля Мустафы Барзани

Подробнее...
Click on the slide!

Фотогалерея

Курды и Курдистан

Предлагаем вашему внимаю серию авторских фотографий, сделанных в Курдистане в 2006-2010 гг.

Подробнее...
Click on the slide!

Буквари

курдского языка

Для обучения ребенка чтению и правописанию на курдском языке вам понадобятся буквари, которые вы можете загрузить на нашем сайте.

Подробнее...
Click on the slide!

Словари

курдского языка

Предлагаем вашему вниманию академические словари курдского языка: русско-курдский и курдско-русский, которые вы сможете загрузить на ваш ПК и использовать

Подробнее...
Click on the slide!

Сказки

курдского народа

Предлагаем вашему вниманию подборку курдских народных сказок. Курдские сказки отличаются оригинальностью сюжета, поучительностью и свободолюбием

Подробнее...
Frontpage Slideshow (version 2.0.0) - Copyright © 2006-2008 by JoomlaWorks

Свидание Мам и Зин в саду

Изнеможенного, несчастного Мама
Одолела сильная слабость.

В день, когда все вышли из города,
Особенно [сильно] овладела им страсть к Зин.

Больной, [он] был опьянен любовным налитком,
И в болезни его внезапно наступил кризис.

Забилось его страждущее сердце,
Не в силах был он оставаться дома.

Поневоле вышел [он] из дому;
И посредником для него явился пророк Хизр.

Кто был этим Хизром? Взаимное влечение [двух] сердец.
Что это была за любовь? Взаимная страсть [двух] сердец.

Сердце его восстало против него,
Едва-едва добрался он до сада.

Зин же, которая в темные ночи
Поминутно вздыхала, стонала и рыдала,

Молила все время бога [о том],
Чтобы Мам явился к ней,

Вдруг видит: показался Мам,
К больному явился Мессия.

От любви и радости,
[Ты бы сказал], Зин лишилась жизни.

Без чувств, словно [сорванная] роза, упала она на лужайку,
На сотни кусков [разорвалось ее] сердце от любви к соловью.

Подошел Мам, обрадовал [собой] розы,
Взглянул на рейхан и гиацинты,

Молвил он: "О роза, хоть ты и прекрасна,
Но где тебе до [красоты] лика Зин!

О гиацинт, хоть ты и красив,
И рейхан посрамлен тобой,

Все равно вы оба не похожи на кудри возлюбленной,
Оба вы дерзки и суетны!

О соловей, хоть ты и осведомлен [в делах любви],
Ты [лишь] мотылек, [и твоя свеча] — алая роза.

Моя Зин прекраснее твоего розана,
[А] доля моя чернее твоей судьбы.

Соловей — это я, о счастливец!
Зачем же ты напрасно позоришь себя?

Ведь не одна, а сотни тысяч роз
Расцветают ранней весной в цветнике.

И если бы возлюбленных было так же много,
И будь они [по красоте] гуриями или ангелами,

Они не были бы причиной страданий,
Так как их было бы много на земле.

Святыня одна, и нет подобных ей,
[Она] непорочна, как и Зин, [схожая с птицей] Анка.

Как может жить влюбленный,
[Если у него] нет терпения, а смерть [не приходит], какой еще [у него] может быть выход?!"

Так говорил он, не ведая ни о чем,
И вдруг увидел перед [собой]

Зин, которую взрастили две сотни пери, —
Гурию, пленившую Мама.

Зелье любви лишило чувств
[Мама], подобного молодому ростку, [поднявшемуся] из земли.

Зим, эта скрытая жемчужина,
Как только увидела страждущего Мама,

Тут же без сознания упала к [его] ногам,
И он [уподобился] кипарису, корни которого получили воду.

Бутон, пробудился от предутреннего сна
И соединился со своим соловьем.

Молвил он: "Сон ли это или призрак,
Грезы, явь или видение?"

После сотни таких мыслей.
Когда Мам ощутил аромат

Локонов и родинок Зин —
Мертвая дичь ожила.

Встал он перед Зин
И увидел, что обе его руки — в руках Зин.

Оба, онемев, стояли друг перед другом,
Не в состоянии вымолвить ни слова, ни звука.

Сперва сделали [друг другу] знак рукой,
А затем, когда открылся им смысл [происходящего],

Сказали они друг другу несколько слов.
И [оба] запылали [от счастья].

Они рассыпали сахар друг на друга
И целовали друг друга в уста.

Испили [они] несколько чаш.
Избрали себе новый жребий.

Очи и уста, грудь, шея и плечи,
Ланиты и подбородок, виски и раковины ушей, —

Все было желанным,
То целовали они [друг друга], то кусали.

Эти жаждущие томились жаждой соединения,
Вдыхали аромат шеи друг друга.

Зин, схожая ликом со свечой,
Была преисполнена пламени и блеска [огня].

А Мам, как мотылек,
Предавал душу и тело свое огню.

Когда любовное пламя разгорелось,
То у Зин исчез всякий страх.

Оба они открыто пребывали в таком состоянии,
Без завесы и без колебаний.

Увидели они в саду дворец,
[Подобный] зеркалу Джемшида, показывающему мир.

Вошли они в него,
Сели [там] эти двое прекрасных.

[То] жаловались они на разлуку,
[То] снова говорили о восторге [любви],

То, словно туча, были они печальны и лили слезы,
То были радостные и смеющиеся, как бутон.

Каждое мгновение [поминали] они закон и обычай,
[И раз это] было по закону, то [не в чем было] упрекать [их].

Хотя стесненность и была устранена,
Но они не радовались обладанию [друг другом],

Ибо хотя они и жаждали друг друга,
Но не касались [друг друга] ниже [пояса].

Любовь двух сердец перешла границы,
А пределом для ласк была талия.

Любовь, достигшую совершенства,
[Так же как и] воду из чистого источники,

Господь, конечно, всегда оберегает
И не позволит осквернить ее.

Молодость, весна, сад и возлюбленная!
Что же еще можно желать в мире?

Особенно если любовь победила
И обе стороны жаждут любви.

Я уж и не знаю, что сказать теперь,
Совсем не ведаю, что говорить мне!

Кравчий сделал так,
Что я оказался пьяным, не выпив вина.

Когда же я выпил [вино сказания] о Маме и Зин.
То заговорила моя рана.

Мы, влюбленные, хоть и поклоняемся вину,
Но мы пьяны от райского вина.

Но это не просто алое вино,
Это вино из сверкающей красоты.

Это любовь возлюбленной с чистым естеством,
Это гроздь фиников из сада добродетелей.

О кравчий, ради бога, дай мне
Чашу с вином, которое ты разносил вчера,

Я тоже выпью один глоток,
Одного глотка с меня довольно до конца [дней].

Это, несомненно, чистое наслаждение,
Эта тайна без всяких призраков и фантазии.

Я стряхну вчерашнее похмелье
И проснусь от сладкого сна,

Чтобы не получилось так, как с Мамом,
Которого вдруг нежданно застигли эмир и смерть.

День моей жизни [близится] к вечеру,
А я еще не осведомлен о себе.

Возлюбленную своего сердца, Зин,
Спрятал Мам под абу.

Явился эмир, а с ним приближенные
С зурной, трубами, барабанами.

Слуги бьют в барабан, играют на сазе,
[Раздаются] крики и возгласы.

А те два джейрана, одолеваемые любовью,
В [немом] восторге сидящие друг перед другом,

Не заметили ничего.
Не услышали тех звуков.

Эмир приказал: "Отпустите [пойманных на охоте] газелей,
Не связывайте этих зверей.

Выпустите их в сад, словно птиц,
Чтобы мы каждый день любовались на них!"

Все, кто принес газелей, волков и зайцев,
Взвалили их себе на плечи.

Принесли всех эмиру, [и тот] наполнил ими сад,
[Так же как] пастух наполнил бы овцами овчарню.

Эмир сказал вельможам и благородным:
"Велите всем приближенным и придворным,

Пусть выйдут и посидят в саду.
Ибо они нуждаются в отдыхе".

Вошли они во дворец,
Смотрят — все кругом пусто,

Но так как двери были открыты,
То они, как гадательная книга, раскрывали положение.

Сразу же запало [эмиру] в сердце подозрение.
Понял он, что дело нечисто.

Эмир, [преисполненный] достоинства, разума и знания,
Взял Тадждина и Бекира за руки

И ввел в комнату, где были Мам и Зин.
Слышат — звуки струн зир и бам.

Вошел эмир и увидел бедного Мама,
Облокотившегося на расшитую золотом подушку..

Натянул тот на голову абу;
Был вечер, но [не горели] ни светильник, ни свеча.

"Кто это, — промолвил эмир, — в такое время
Без моего разрешения [находится] здесь?"

Когда Зин услышала знакомый голос,
Сразу же спряталась под абу,

Мам же, не поднимаясь с места, сказал:
"Твоя охота сожгла мне сердце и печень,

О эмир мой, ты знаешь, я заболел
И до сей минуты был без чувств!

Сегодня узнал я, что эмир вместе с приближенными
Отправился на охоту.

Не стало у меня терпения оставаться в постели,
Встал я и, мучимый недугом,

Вышел из дому -
И вдруг увидел себя здесь!"

Эмир молвил: "Больных не ограничивают в их [желаниях],
Но [за кем] ты охотился в саду?"

"Поверь тому, что я скажу, — молвил [Мам], —
Господь стал моим покровителем,

И увидел я в саду газель.
Нет, то была не газель,

А белая лань с черными глазами,
С темными и ароматными локонами.

Каждое мгновение с ее кудрей
Сыпалось сто грузов татарского мускуса.

Хотанские степи наполнились бы мускусом
От одного ее завитка и пряди волос.

И хоть она, [словно человек], обладала белым лицом и черными глазами,
Но мне она показалась ангелом.

Она скрылась из виду, потому что ты пришел.
А до твоего прихода ее можно было видеть.

Из речей этих понял Тадждин,
Что Зин тайно явилась к Маму.

Сказал [Тадждин]: "Не слушайте Мама, он обезумел,
Исчез, у этого несчастного рассудок".

. . . . .
. . . . .

Потребовали виночерпия, вина, свеч
И устроили царский пир.

Видит Тадждин — пир на славу,
Полон блеска, радости, веселья и вина,

Мам [же] сидит очень грустный и печальный''
Подошел к нему [Тадждин] и опросил: "Брат, что случилось?"

[Подавая] тайные знаки,
Расспросил он Мама намеками.

Оттянул [Мам] рукой край абы
И показал чудо:

Увидел [Тадждин] две косы из татарского мускуса.
Похожие на две змеи.

Они были спрятаны у Мама за пазухой,
[Сам же] Мам сидел, [охваченный] ужасом и горем.

Понял [Тадждин], что дело совсем плохо,
Вскочил он и бросился домой.

Когда он, взволнованный, прибежал в дом,
Сити спросила его:

"Что случилось, о Тахамтан?!
Почему ты так спешишь? Какой враг [гонится за тобой?].

Сказал он: "Сити, я очень тороплюсь.
Сегодня я — враг [своему] дому,

Пусти своего ребенка, пусть идет домой,
Сама следи за ним, а дом предоставь мне!

Источник [нашей] жизни —
Дорогие [нам] Мам и Зин -

Попали в пучину бедствия,
И я должен их спасти.

Люди [обычно] тушат пламя водой,
А я буду останавливать воду огнем!"

Вот он поджег свой дом, [как это делают] огнепоклонники,
И поднял крик.

Когда пламя охватило дом и имущество,
[Сити] начала кричать и звать на помощь.

Весь народ из разных племен и родов,
Все бросились гасить огонь.

Когда эмир и слуги узнали об этом,
Покинули они дворец и сад.

Когда они все побежали на помощь,
Тот подозреваемый (Мам) так сказал [своей] возлюбленной:

"Видишь, что сделал Тадждин?
[Он, как] Муса, осушил для нас море страданья!

Встань и пойди на женскую половину,
А я пойду к [месту] пожара и криков".

Поднялась Зин и пошла в уединенную комнату.
А у Тадждина [между тем] не осталось ни одежды, ни паласа".

Все пожитки и ценности,
Все имущество свое и богатство

Сжег он ради побратима,
Поэтому и имя [его теперь] поминают добром.

Не питай любви к богатству, о обладающий добрым именем.
Эта любовь позорит человека.

Смотря, не скупись на богатство,
Ведь его все равно [получат] наследники.

Собирание [богатства] для тебя — бремя тягот,
А потеря его — пламя терзаний.

В день, когда предстанешь ты перед творцом,
В руках у тебя не будет ни богатств, ни сокровищ..

 
Рекомендуем
Известные курды

nawshirwan mustafa

Йылмаз Гюней

1.04.1937-9.09.1984

Кинорежиссер, сценарист, актер

⠫ ᠩ⮢