Click on the slide!

Учим курдский язык

Видеоучебник

Предлагаем вашему вниманию подборку видео уроков курдского языка

Подробнее...
Click on the slide!

Генерал Барзани

Биография

Предлагаем вашему вниманию биографию великого курдского политического деятеля Мустафы Барзани

Подробнее...
Click on the slide!

Фотогалерея

Курды и Курдистан

Предлагаем вашему внимаю серию авторских фотографий, сделанных в Курдистане в 2006-2010 гг.

Подробнее...
Click on the slide!

Буквари

курдского языка

Для обучения ребенка чтению и правописанию на курдском языке вам понадобятся буквари, которые вы можете загрузить на нашем сайте.

Подробнее...
Click on the slide!

Словари

курдского языка

Предлагаем вашему вниманию академические словари курдского языка: русско-курдский и курдско-русский, которые вы сможете загрузить на ваш ПК и использовать

Подробнее...
Click on the slide!

Сказки

курдского народа

Предлагаем вашему вниманию подборку курдских народных сказок. Курдские сказки отличаются оригинальностью сюжета, поучительностью и свободолюбием

Подробнее...
Frontpage Slideshow (version 2.0.0) - Copyright © 2006-2008 by JoomlaWorks

Призыв к Аллаху помочь курдам объединиться

О милосердный! Если даже перед тобой сто раз 
Имеем мы двести грузов греха,

Если мы даже и сто раз скверны,
Все же мы не теряем надежды на тебя!

Даже сам несчастный Хани — [и тот надеется],
Этот нечестивый, оскверненный и достойный ада!

Он (Хани) со своими дурными [качествами] и низостью
Дерзает стать одним из твоей общины.

О господи! Сделай его последователем своих сторонников,
Этого скверного, подобного псу!

О причина существования двух миров,
Достойный [находиться на] расстоянии двух луков.

Владыка Мекки и Медины. -
Мы увидели от тебя так много чудес!

Обойти небо для тебя — один шаг,
Великолепие ангелов — приветствие тебе.

То, что ты расколол луну, — один из признаков твоего [могущества],
Затемнение взора тобой — одно из доказательств [твоего существования].

О владыка, [сидящий] на [высоком] троне...
Восстань и поспеши на небо.

Готов для тебя Борак и [седло с] подушной,
Посланцы твои — ряды ангелов.

Пусть будет отодвинута от тебя завеса,
Разговаривай с господом без завесы.

Скажи [ему]: "Ты — могуществен и славен,
Ты — древний и извечный!

Мы тленны, несчастны, мы [лишь] горсть праха!
Если ты не будешь нашим проводником, мы погибли!

Зачем ты сперва возвеличил нас
И возложил на нас венец милости?

Ты дал нам славу халифата,
Оказав нам свое покровительство.

Ты ведь знал, что мы невежественны
И не можем оценить это покровительство.

Ко всему, что ты хотел [сделать] для нас.
Мы не прибавили ни одной крупицы.

Мы за пределами твоей милости
И далеки от красоты твоего милосердия.

Ты упрекаешь [нас] в неверии и грехах,
Лишь шаханшахи достойны тебя.

Для тебя равны и вера и неверие,
Для тебя одинаковы и рай и ад.

Если ты проявишь свой гнев,
То рай станет для нас адом.

Если же всемилостивый проявит великодушие,
То ад превратится для нас в рай.

Хоть мы неверны и преисполнены греха,
Все же мы возлагаем на тебя надежду.

Нет ни одного неверного или грешника,
Который не был бы проявлением [твоих] качеств.

Именем господа стали мы неверными,
Бог сделал нас грешными!

Если ты не сможешь простить наше неверие
И не простишь прегрешения наши,

То возрадуются шайтаны,
И возликуют многие нечестивцы.

Никто, кроме тебя, о убежище мира,
Не является достойным, о пастырь людей!

Этот проклятый злосчастный волк
Прирежет нас, словно овец.

Одним словом, сделай так, чтоб непокорный див
Один отправился в [адский] огонь.

Все мы — и знатные и простой народ —
Все грешны, несчастны и несовершенны.

Окажи нам свое заступничество,
Спаси нас всех от геенны!

О кравчий, во имя господа
Налей глоток вина в чашу Джемшида.

Чтобы чаша с этим вином стала показывающей мир
И чтобы отразились в ней все желания наши,

Чтобы раскрылось положение наших дел,
Чтобы и к нам благосклонно было счастье!

Несчастье наше достигло совершенства,
Дошло ли оно до [степени] уничтожения?

Или же оно вечно будет прочным,
До скончания века?

Разве невозможно, чтобы в круговращении небес
И для нас звезды оказались счастливыми,

Чтобы счастье стало нам другом,
Пробудились бы мы вмиг от сна,

Чтобы и для нас нашлась защита,
[И] обрели бы мы правителя,

Проявил бы себя лев нашей доблести,
И стала бы известной ценность [написанного] нашим пером,

Недуг наш обрел бы исцеление,
Наука наша получила бы распространение?

Если бы был у нас достойный [предводитель],
Обладающий щедростью и красноречием,

То отчеканенная нами монета
Не осталась бы без обращения.

Хотя [мы] благородны и чисты,
Однако же монета становится ценной лишь тогда, когда [на ней! есть чекан.

Если бы был у нас падишах,
То был, бы он достоин кулаха,

Нашелся бы для него трон.
И для нас засияло бы счастье,

И у нас был бы для него венец.
Мы, несомненно, получили бы известность,

Утешил бы он нас, сирот,
Вырвал бы нас из когтей нечестивых.

Не покорил бы нас этот Туран,
Не стало бы [все у нас] руинами, где [гнездятся] совы,

Был бы подчинен [нам], отвержен
И покорен нами турок и таджик.

Но с самого начала господь сделал так,
Что турки и персы поднялись на нас.

Хоть подчиняться им — позор,
Но этот позор [терпит] благородный народ.

Стыд правителям и эмирам!
В чем вина поэтов и простых людей?!

Все, что [курды] захватили для себя рукой величия,
"Благородно" отняла у них власть [персов и турок],

Ибо мир подобен невесте,
А власть — в руках обнаженного меча;

Брачным [же] договором, выкупом и калымом
Служат [мечу] милость, щедрость и благодеяния.

Спросил я у мира: "В чем твоя милость?"
Он ответил: "В великодушии".

Благодаря [силе] меча и добрым делам
Мир делается подвластным человеку.

Я остался [изумленным] перед мудростью бога,
Из всех мирских благ у меня [осталась лишь] вера.

Почему мы остались обездоленными?
Отчего все стали пленниками?

Они (курды) взяли мечом славный город,
Покорили величественную страну,

Каждый их эмир щедростью — Хатем,
Каждый их эмир храбростью — Рустем.

Взгляни-ка — [повсюду] от арабов до грузин
Курды подобны [крепостным] башням.

Рум и Аджам — [как] в осаде,
[А] курды — кругам, с четырех сторон.

С обеих сторон племена курдов,
Стали они мишенью для стрел рока.

Ты сказал бы, они — как замки на границах,
Каждое племя — сильная преграда.

Когда это море персов и океан таджиков
Приходят в движение и волнение,

То курды заливаются кровью;
Они друг от друга отделены, как проливом.

Мужество, великодушие и храбрость,
Доблесть, сила и неустрашимость -

Это [присуще] курдским племенам,
Это дано курдам мечом великодушия и справедливости.

[Но] насколько они безудержны в храбрости,
Настолько же избегают повиновения.

Это рвение и величие подвигов
Препятствовали выносить груз повиновения.

Поэтому они (курды) всегда не едины,
Постоянно они во вражде и распрях.

Если бы было у нас единство.
То мы покорили бы всех.

Румийцы, арабы и персы —
Все стали бы служить нам.

Усовершенствовали бы веру и правление,
Стали бы изучать науку и мудрость.

Отличаться стали бы [наши] речи,
Выделяться стали бы обладающие благородством?

Хани из-за полноты [своего] несовершенства
Арену совершенства увидел пустой,

Но не от способных [людей] и обездоленных,
А от пылких и отважных.

В результате ли упорства или несправедливости,
Но он (Хани) впал в эту противозаконную ересь:

Слил верхний слой и вьгпил гущу.
Курдского языка, как и языка дари.

Привел [он] все в порядок,
Потрудился для народа,

Чтобы люди не говорили, будто курды
Невежественны в своей сущности и основе.

Различные народы обладают книгой,
Одни лишь курды обойдены.

Пусть не говорят умные люди, [что] курды
Не делали любовь целью своей [жизни].

Все они ищущие, а не искомые,
Все они любящие, но не любимые.

[Я сделал все это], чтобы курды не были обездоленными в любви
И не были бы лишены действительности и мечты.

Курды не лишены совершенства,
Они лишь беспомощны и сиры,

Они не глупцы и не невежды,
Но они обездолены и лишены защитника.

Если бы был и у нас защитник,
Великодушный и милосердный,

То наука и искусство, совершенство и религия,
Стихи, газели, книги и диваны -

Все это было бы обычным [у нас],
Эта наличная монета была бы принята [нами].

Я увидел знамя стихотворной речи,
Которое поднималось к своду небес.

В них (стихах) — дух Мелае Джизри,
От них воскрес бы Али Харири.

Факи Тейран доставил бы такое наслаждение,
Что навеки остался бы ты изумленным.

Что мне делать, раз на базаре застой,
Нет покупателя на товар,

Особенно в этот век, когда всякий
Стал влюбленным в кошелек?

В погоне за дирхемом и динаром
Каждый может стать мне другом.

Если всю науку отдашь за медный грош,
То и мудрость [можно] продать за подкову.

Никто даже конюхом своим не сделал Джами,
Никто не взял себе [в пример] Низами.

Когда мы увидели, что настало такое время,
Что все ссорятся из-за дирхема,

[То поняли мы], что если наш почерк окажется даже алхимиком,
То и он окажется бессильным, как [только дойдет черед] до нас.

Мы взяли на пробу маленькую монетку из низкопробного серебра
И очистили ее сущность от фальшивых примесей.

Сердце наше не принимало хитростей,
Оно никогда не было средством для достижения корыстных целей.

Вера ушла, но динар не попал к нам в руки,
Тогда невольно мы стали медниками.

. . . . .
. . . . .

Требование наше было принято с искренностью
И стало причиной исполнения необходимого.

Эти деньги хоть и не имеют [большой] цены,
Но они не фальшивы, чисты и без ухищрений.

[Отчеканенные] без хитрости, подделок, [они] совершенны,
Можно пустить их в обращение народам.

[Язык] курманджи, несомненно, чистый,
Это не золото! Взгляни — он остался белым!

Медь наша — красная, яркая;
Взгляни — это не низкопробное серебро!

Не говори, что наши деньги малоценны:
Они низко ценятся [из-за того, что они] без царской чеканки.

Если бы была у нас чеканка,
Не остались бы [мы] без обращения и [не были бы] в разброде.

[Нас] никто не любит, [мы] не попали в обращение,
Поэтому [мы] и несчастны и желания [наши] не достигнуты.

Бумажные деньги, [принадлежащие] нам, беззащитным,
[Даже] без чекана приняты правителями.

Известно это многим ученым
И признано это многими мудрецами,

Но просвещенный правитель нашего времени
Не внял [этому] слухом рассудка.

У эмира, который является эмиром по происхождению,
Взгляд обладает свойством алхимика:

Будь [хоть] сто раз монета медной,
[Он] одним взглядом вмиг превращает [ее] в золото.

Высокопоставленных в гневе обращает в низких,
А низкорожденных милостью возвышает,

Обращает в плен пашей,
[А затем] отпускает [их], как нищих.

Каждый день тысячу нуждающихся
И каждый миг сотню нищих

Рукой милости сделает он богатыми.
И мудрость его в том, что он не попрекает этим.

Если бы на нас взглянул один раз
[Этот] эликсир благословенной милости,

Эти слова стали бы известны всем,
И все эти медные деньги обратились бы в динары.

Но его взгляд равно [распространяется] на всех,
И нам он не уделил особого внимания.

Он проявляет ко всем равную милость, —
О боже, дай ему вечную [жизнь]!

О кравчий, налей небесную чашу
Вина, подобного бессмертному духу.

Чтоб мы освежили душу
[Хоть] на мгновение живительным вином.

Кравчий, наполни прозрачную чашу,
Ту, что делает сердца всевидящими.

Обрадуй опечаленное сердце,
Оживи смятенный разум.

О виночерпий, подай украшенную драгоценными камнями чашу
С тем отжатым, очищенным молодым вином.

Расплавленный яхонт, жидкий лал —
Этот сладостный напиток, это чистое вино.

Насыпь в него свой жемчуг —
[Капли] пота [с лица], подобные гулабу,

Дай [чашу] в руки поклонникам вина,
Тем людям, у которых в руках сердце,

Чтоб стала разукрашенной чаша сердец
И пышным стал бы праздник веселья.

Опьяни молодым вином
Это постоянное сборище гуляк.

Может быть, от безграничного изобилия
И мне будет дарована одна капля -

Один глоток из чаши с чистым вином,
Наслаждение, [доставляемое] виноградом от прекрасной лозы,

Так воздействует на мою душу,
Что сердце мое взволнуется,

Что в душе моей зародится страсть
И сердце мое [будет] объято наслаждением,

Дух мой поднимется,
Грудь моя расширится,

Сердце мое очистится,
Голос мой уподобится соловьиному,

Птица [моего] омертвевшего сердца [снова] взлетит
И станет петь, не соблюдая ладов.

Будет она то стонать,
То рыдать, как соловей!

Когда утро пошлет вздохи
Вместе с утренним ветерком,

Сотни бутонов сердец станут опечаленными,
А лилии обретут дар речи и станут осведомленными,

Бутоны будут распускаться из шипов,
А соловьи будут проливать кровь [сердца],

Алые розы будут плакать слезами росы,
И соловьи будут смеяться в противоположность возлюбленным.

О кравчий, дай мне вина цвета алой розы
Без звуков барабана и кануна,

Чтоб не увидели ни шехна, ни мухтесиб.
Пусть радость явится, а горе совсем исчезнет.

Пусть уйдет смятение из опечаленного сердца,
И вновь я стану совсем иным.

Захмелею я и начну хвалиться,
Опьянею и начну хвастать,

[Ибо] я не могу говорить без настроения,
Стану обезумевшим и буду рассыпать жемчуг.

Я буду в экстазе, раскрою тайны,
Без слов буду говорить я о тайных вещах.

Словно най, буду я петь,
И вещать, как попугай.

Чтобы открылись мне чудеса, совершенные святыми,
Чтобы стали известны мне макамы.

Зазвучат шу'бэ и макамы сердца,
Расцветут [макамы] гувешт и шехназ.

Не обладая голосом, из глубины сердца
На сто ладов буду я петь, словно чанг.

Как ребаб, [который звучит] без смычка,
Наш барабан зазвучит без ударов.

Услышит Зухра мелодию ушшак
И станет танцевать на девятом небе.

 
Рекомендуем

Курдская сказка:

Как-то один человек нагрузил на коня стекло и повез в город предавать. А по другой стороне дороги шел в город бедняк наниматься в работники. Вдруг конь вырвался из рук хозяина.
Читать продолжение...
Известные курды

Мустафа Барзани

Мустафа Барзани

14.03.1903 — 01.03.1979

Великий курдский полководец

⠫ ᠩ⮢