Click on the slide!

Учим курдский язык

Видеоучебник

Предлагаем вашему вниманию подборку видео уроков курдского языка

Подробнее...
Click on the slide!

Генерал Барзани

Биография

Предлагаем вашему вниманию биографию великого курдского политического деятеля Мустафы Барзани

Подробнее...
Click on the slide!

Фотогалерея

Курды и Курдистан

Предлагаем вашему внимаю серию авторских фотографий, сделанных в Курдистане в 2006-2010 гг.

Подробнее...
Click on the slide!

Буквари

курдского языка

Для обучения ребенка чтению и правописанию на курдском языке вам понадобятся буквари, которые вы можете загрузить на нашем сайте.

Подробнее...
Click on the slide!

Словари

курдского языка

Предлагаем вашему вниманию академические словари курдского языка: русско-курдский и курдско-русский, которые вы сможете загрузить на ваш ПК и использовать

Подробнее...
Click on the slide!

Сказки

курдского народа

Предлагаем вашему вниманию подборку курдских народных сказок. Курдские сказки отличаются оригинальностью сюжета, поучительностью и свободолюбием

Подробнее...
Frontpage Slideshow (version 2.0.0) - Copyright © 2006-2008 by JoomlaWorks

Мам и Тадждин переодеваются в девичье платье

Одни только Мам и Тадждин 
Нарядились в девичье платье.

Итак, с [самого] начала торжества
Оба побратима были переодетыми.

Они облачились в шелк и парчу,
И сверху [накинули] покрывала,

Расчесали волосы
И убрали их в косы и локоны.

Они переоделись с той целью,
Чтобы им никто не мешал.

Облачившись в одежды красавиц,
Они гордо разгуливали [вокруг].

Когда же эти два переодетых юноши
Шли по городу,

То вдруг чудо предстало пред ними
[И] не осталось у них ни крупицы разума.

Увидели они на улицах и кварталах,
Во всех улочках, на верандах и в окнах [домов]

Сотни молодых юношей [станом], словно кипарисы,
Разодетых в шелк, парчу, бархат и атлас,

Пятьсот девушек, молодых людей, отроков
И столько же стариков и старух.

Мужчины и женщины —
Кто раздетый, кто в одежде;

Здесь и вельможи и знатные,
Здесь же простолюдины и чернь.

Кто босиком, кто с непокрытой головой,
Ноги у них, как клюшки для чоугана. а головы — словно шары.

Одни навеселе, другие под хмельком.
Одни молчат, другие распевают.

Одни разговаривают, другие безмолвствуют,
Одни опешат, другие [стоят] в растерянности.

Одни в рваной одежде, иные опьяненные,
Одни в испуге, другие в смятении.

Некоторые исторгают вопли и стоны,
Иные совсем освободились от оков рассудка.

Все различны по своему положению,
Но у всех одно горе, от которого сердце исходит кровью.

Тут они оба на миг остолбенели,
Погрузившись в пучину раздумья.

Остановился Тадждин и стал расспрашивать,
Обратился он с вопросом к некоему старцу:

"О Хизр, наставляющий на путь истины!
Скажи, что это за безграничное бедствие?"

Тот отвечал: "Двое сильных юношей
Стали сегодня палачами для народа.

Всякий, кто увидит этих двух хмельных [юношей],
Мгновенно приходит в смятение".

Те спросили: "Ты не видел, каковы они собой?"
[Старик] ответил: "То двое прекрасных юношей".

Спросили те: "Они [вооружены] саблей и шестопером
Или же стрелой и кинжалом?"

[Старик] ответил: "То лукавым, то грозным взглядом
Разят они народ, словно дротиками".

. . . . .
. . . . .

Они были заняты этим делом, как вдруг
По воле Аллаха увидели

Тех двух юношей [прекрасных], как картина,
Сияющих, словно царь звезд,

Оба схожи фигурой, лицом и одеждой,
Но в этом городе они никому не известны.

Поступками — ангелы, ликом — пери.
И ничего не продают, ничего не покупают.

Когда оба брата увидели тех двух юношей,
Возрадовались сердцем и душой.

Они сделались настолько растерянными и обезумевшими от любви,
Что совсем потеряли рассудок.

Лишились [они] разума, рассудка и сознания,
Упали они без чувств на землю.

Одним словом, лишились они разума и души,
Мигом еще издали влюбились [в них].

Эти два величавых ангела
Увидели двух прекрасных серафимов:

[Хоть с виду] они луноликие, но [на самом деле] солнцеликие,
Хотя они любимые, но сердца их сгорели.

Точно подстреленная дичь,
Попали они в трудное положение.

Невольно бросились они к [этой] дичи,
Но, взглянув на лица тех красавиц,

Поняли, что это не легкая дичь,
А главари войска, сокрушающего сердце.

Остановились они, посмотрели со вниманием,
И спокойствие и отрада охватили их сердца.

От красоты этих газелей
Блаженство охватило сердца юношей.

Тайна сердец связала их вместе,
Красота их лиц вызвала у них взаимную любовь.

Открыт был путь к сближению,
Души их стали нераздельны.

Сходство [их] внутреннего мира
Сделало явным необходимый союз.

Любовь сделала их пленниками друг друга,
Красота сделала их стремящимися друг к другу.

. . . . .
. . . . .

Без сомнения, они стали схожими телом и душой,
Стали едины духом и плотью.

Любовь в двух сердцах открывает наслаждение,
А ненависть в сердцах [порой] обнаруживает вражду.

Об этом нет [явных] свидетельств,
Но [это] издревле существует.

Ведь собранные войска души
Построены согласно науке неизменной истины.

Одни дружественны, другие враждебны,
Одни противники, другие союзники.

Совместная дружба союзников делает так,
Что под конец исчезает [всякое] беспокойство.

Когда эти двое жестоких юношей
Увидели тех, раненных [любовью].

Оба они влюбились сотней сердец,
Сели и стали глядеть на них.

Смотрели они то на их стан и рост.
То на их локоны и родинки.

Воскликнули [они]: "Кто эти девушки?!
Или то ангелы господни?

В каком месте созрели эти плоды?
В каком цветнике появились эти розы?

С каких берегов эти кипарисы?
С каких лугов эти птицы?"

Поток розовой воды из кровавых слез
Пролился на их окровавленные ланиты.

Любовь сделала их настолько обезумевшими,
Что они Совсем перестали соображать.

Когда же красота лиц девушек
Начертала узоры [своих письмен] на скрижалях их сердец,

То где уж им было помнить, из какого они рода,
Они уже и не знали своего происхождения.

[А Зин и Сити] сняли кольца
С пальцев их владельцев

И со своих пальцев сняли перстни,
Положили их, как примету.

Они сменили лал на жемчуг
И алмаз сменили на хрусталь.

Невольно отрешились они от празднества и веселья,
Радость свою сменили на горе.

Но вот появились посторонние люди,
И эти несчастные, не достигшие своего желания, простились и ушли.

Остались оба брата, словно дичь,
Запутавшаяся в сетях и тенетах.

[Вот они] двинулись в путь, ибо [наступившая] темная ночь
Скрыла солнце и луну.

Словно подстреленная дичь,
Потеряли [они] силу, терпение и сердце.

В бреду, одержимые безумием и горячкой,
С опьяненными страстью умом и сердцем

Сто раз они вступали на [чужие] пороги,
Прежде чем попали в [свое] гнездо.

И хоть и достигли они дома,
Но для этих несчастных

Все было едино:
Была ли То ночь, день, вечер или утро.

Эти два зорких сокола
С опаленными крыльями — Мам и Тадждин -

Весело отправились охотиться за куропатками и дикими утками,
И вдруг сверху внезапно, как ястреб,

На них упала сеть,
Так что они не [успели] опомниться.

В течение недели
Они все еще оставались в сильном ужасе и смятении.

Когда же прошла для них эта неделя,
. . . . .

Встали они однажды вместе
И взглянули друг на друга.

Любовь так изменила их,
Что сперва они не узнали друг друга.

Сначала они отшатнулись один от другого,
Потом, когда приблизились,

Увидали на себе оковы и путы -
Взлететь и парить было трудно и немыслимо.

На голове — шапка тьмы (сердечной страсти),
А перед ними — преграда дружбы.

Без еды и литья, растерянные,
Лишенные желания, стремления и воли.

Опьяненные цветом милых очей,
Хмельные, несчастные, пьяные и ослабевшие,

Они были подобны устам несчастного возлюбленного.
Словно чанг, рыдали они по сердечной свободе.

"Что за чудо?-говорили они, — где мы заболели?
Чьим мечом мы изранены?

Почему стали мы немощными,
Израненными, ослабевшими и страдающими?"

Так они вопрошали [сами себя]
И исследовали свое положение.

Взглянул Тадждин на руку брата -
Горит на ней драгоценный камень, словно светоч,

Рубин, подобный зернышку граната,
Словно факел, [освещающий] темную ночь.

Он горел, как пламя.
Гравер написал на нем имя Зин.

Протянул он руку, чтобы взять [его]
И рассмотреть получше.

А Мам взглянул на руку Тадждина —
[Видит — на ней] алмаз, не имеющий цены.

На нем искусный мастер
Начертал имя Сити.

Будь менялой даже сам Бократ-
И он должен был бы измерить их каратами.

Его можно было бы продать Флатуну
И отдать за все богатства Каруна.

[Одна] восьмая стоимости этих перстней
Непостижима для [разумения] мудрых.

Остались они изумленными и пораженными,
Остановились и стали раздумывать.

Поняли они, что владелицами
Колец являются Сити и Зин.

В тот день, когда был праздник и гулянье,
Они тоже расхаживали переодетыми.

Так же, как те оделись в женское платье,
Так и эти переоделись в мужскую одежду.

Это и были те, кого мы видели в день Ноуруза,
Подобные луне и солнцу, освещающим мир.

Это те двое, которые заносили руку,
Это те двое, которые губили народ.

Это те, которые стали в городе палачами,
Это те самые, от которых стонал народ.

Это те, которые разорвали [наши] сердца,
Это те, кого мы полюбили [всем] сердцем.

Оба брата умом и догадливостью
Без колебания признали [в них] своих убийц.

У Тадждина [еще] оставался разум,
Хоть любовь и оставила в нем изъян.

Сказал [он]: "Брат, поднимись с ложа,
Довольно вздыхать о ранах.

Мы ведь львы, а они — две газели,
Стыдно, если мы начнем перед [ними] рыдать!"

Мам же был искушен в [страданиях] любви.
"О брат, — сказал он, — разве ты не сведущ [в делах любви]?

Ты не думай, что я цел,
Я с ног до головы изранен.

Все мое тело исполосовано,
Каждая полоса — [несколько] колотых [ран].

Вот что сделала страстная любовь,
Заполнив собой [все мое существо] до [самых] глубин.

Нет такого места, которое бы не болело,
А ты еще говоришь: "Зачем стонать?"

Сердце стало обителью любовного экстаза
. . . . .

Не удивительно, если я стану одним из секты хулули:
Я лишился материальной оболочки.

Владыка любви явился нечаянно
. . . . .

Любовь овладела всем -
Чувствами, помыслами, телом и всем существом.

Душа, сердце, печень и внутренности,
Руки, ноги, голова, спина и очи, -

Клянусь Аллахом, ни в чем не осталось покоя!
Клянусь Аллахом, ни в чем нет сил!

Порвалась их связь со мной.
Все они кричат: "Мы влюблены!"

Ты, жестокий, не спрашиваешь о моем состоянии,
А еще говоришь, чтобы я не стонал!"

Когда он начал так [горько] жаловаться,
То Тадждин не нашелся, что сказать.

Остались они со своими ранами.

 
Рекомендуем
Посмотрите уникальные авторские фотографии курдов и Курдистана

kurdish postcards
Известные курды

Салах-ад-Дин

Салах ад-Дин Айюби

1138 – 4.03.1193

Великий полководец курдского происхождения

⠫ ᠩ⮢