Click on the slide!

Учим курдский язык

Видеоучебник

Предлагаем вашему вниманию подборку видео уроков курдского языка

Подробнее...
Click on the slide!

Генерал Барзани

Биография

Предлагаем вашему вниманию биографию великого курдского политического деятеля Мустафы Барзани

Подробнее...
Click on the slide!

Фотогалерея

Курды и Курдистан

Предлагаем вашему внимаю серию авторских фотографий, сделанных в Курдистане в 2006-2010 гг.

Подробнее...
Click on the slide!

Буквари

курдского языка

Для обучения ребенка чтению и правописанию на курдском языке вам понадобятся буквари, которые вы можете загрузить на нашем сайте.

Подробнее...
Click on the slide!

Словари

курдского языка

Предлагаем вашему вниманию академические словари курдского языка: русско-курдский и курдско-русский, которые вы сможете загрузить на ваш ПК и использовать

Подробнее...
Click on the slide!

Сказки

курдского народа

Предлагаем вашему вниманию подборку курдских народных сказок. Курдские сказки отличаются оригинальностью сюжета, поучительностью и свободолюбием

Подробнее...
Frontpage Slideshow (version 2.0.0) - Copyright © 2006-2008 by JoomlaWorks
История Курдистана

Мохаммед Абдул-Салям Барзани

Мустафа Мохаммед Абдул-Салям Барзани родился 14 марта 1903 года. После гибели отца племя возглавил старший брат Мустафы Шейх Абдул Салям Барзани [4]. Он сразу же попытался произвести революцию в аграрных отношениях в Барзане и установил своеобразное уравнительное землепользование: ввел правило, согласно которому все семьи должны были обладать равными по размеру участками земли. Из этого правила, он не исключил и самого себя и в отличие от других шейхов, он удовольствовался наделом рядового крестьянина. Эта реформа вызвала величайшее недовольство османских властей и шейхов соседних племен, которые захватив обширные земли из фондов своих общин жили за счет эксплуатации своих соотечественников. Зато эта реформа чрезвычайно упрочила любовь барзанцев к своему лидеру [3].




Шейх Абдул-Салям Барзани

В отношении турецких властей Абдул Салям сразу стал проявлять воинственность и непокорность. В сентябре 1905 года он в первый раз выступил против турецких властей, но был разбит. Семья мятежного шейха, в том числе его мать и трехлетний младший брат Мустафа, была взята под стражу и заключена в тюрьму в Мосуле. Турецкая тюрьма, в которой оказался в трехлетнем возрасте Мустафа Барзани была первым его жизненным впечатлением и он часто повторял об этом в своих выступлениях. Так например в беседе с египетским журналистом газеты "Аль-Ватан" 5 сентября 1975 г. Мохаммедом Хассани Хейкалом Мустафа Барзани так передал свои первые детские воспоминания: "Я вступил в жизнь, чтобы оказаться пленником. Я помню, как все мое семейство было арестовано турецкими властями. В возрасте трех лет я уже был заключенным..." [5].
Через некоторое время Абдул-Салям получил амнистию и его семья была выпущена на волю.
Новое выступление барзанцев произошло осенью 1908 года, после младотурецкой революции. Весть о приходе к власти комитета "Единение и прогресс" курды встретили очень настороженно, чувствуя, что всякое усиление турецкого государства приведет к наступлению на их права и вольности. Абдул-Салям созвал в деревне Берифкан совещание курдских вождей. Принятые требования к новому правительству, направленные телеграммой в Стамбул, сводились фактически к требованию создания ограниченной курдской автономии для области Бахдинан. Курды требовали: чтобы в области образование и делопроизводство велись на курдском языке, а на официальные должности назначались курды; чтобы собираемые в области налоги расходовались на социальные нужды в самой же области; и наконец, чтобы суд основывался на исламских законах. Новое правительство никак не прореагировало на курдские требования, и тогда Абдул-Салям в октябре 1908 поддержал начавшееся восстание племени хамавендов - племени, обитавшем между Багдадом и Киркуком. Хамавенды также привлекли на свою сторону зибаров [6, с. 149]. Повстанцы применили партизанскую тактику, разбившись на мелкие отряды, что затрудняло борьбу с ними правительственных войск. Значительное число иракских курдов перешло на территорию Ирана.
Наиболее серьезные события произошли в районе Мосула в конце 1908 - начале 1909 гг. Поводом послужило убийство в Мосуле известного курдского шейха из ордена какаи Саида Барзинджи, который в этот период управлял Сулеманией, в стычке с арабами. Курды считали, что убийство было совершено с ведома или по наущению властей. Махмуд, сын Саида немедленно провозгласил месть за отца и поднял племена, жившие вокруг Сулеймании.





Шейх Махмуд аль-Хафид Барзинджи (1981-1956 гг.)

В этих событиях видную роль сыграли английские агенты. Они подстрекали курдов к борьбе против нового турецкого правительства (как раз происходили выборы в оттоманский парламент), а также пытались натравить курдов на арабских националистов, уже в то время выступавших за независимость Ирака не только от турецкого, но и от любого иностранного господства [6, с. 149].
Для усмирения курдов турецкие власти вызвали войска из Мардина и Диабекира. Командующий карательными войсками Мехмед-паша разграбил и сжег около 40 курдских деревень
В ответ на эти зверства к восставшим примкнуло большинство курдов Момульского вилайета. Они нанесли ряд поражений турецким войскам и осадили главный центр Иракского Курдистана - Сулеманию.
Властям пришлось мобилизовать значительную часть IV и VI корпусов для освобождения Сулемании и усмирения курдов. Только умелое использование межплеменной вражды помогло Мехмед-паше успокоить курдов. Турецким властям пришлось пойти на существенные уступки назначив брата убитого шейха Саида шейха Маруфа, который не владел турецким языком, наместником Сулемании. [6, с. 150].
Барзани не принимали участие в этом восстании. Однако успешный итог восстания Барзанджи был очень показательным.





Шейх Абдул-Салям Барзани (сидит в центре)

В ноябре 1909 года произошло новое восстание, инициатором которого был шейх Абдул-Салям.
Перед этим ему пришлось некоторое время скрываться от турок в горах Хаккяри, у ассирийцев, среди которых Абдул-Салям пользовался большим авторитетом. Затем он вернулся в Барзан, взбунтовал барзанцев и разбил посланные против него отряды, после чего к восстанию примкнула большая часть курдов Мосульского вилайета. Туркам пришлось пойти на уступки восставшим и отстранить главного врага Абдул-Саляма - вали Басры. Следует заметить, что к тому времени Барзан уже снискал прочную репутацию оплота национального движения, и курдские националисты, создавшие первые организации в Константинополе и Каире, регулярно посылали в Барзан свою пропагандистскую литературу.
В этот период младотурки в страхе перед возрастающим курдским движением всячески пытались заигрывать с представителями курдской феодальной верхушки. Особенно правительство боялось объединения курдского национально-освободительного движения с арабским, которое в рассматриваемое время проходило в Йемене, Ираке, Хауране и Сирии, на Аравийском полуострове. С одной стороны младотурки усилили слежку за курдскими вождями и приезжавшими к ним арабами. С другой стороны с целью привлечения на свою сторону представителей курдской знати правительственные чиновники с 1910 года начали совершать регулярные визиты в Восточную Анатолию. В соответствии со специальным распоряжением Министра внутренних дел курдской знати стали возвращаться земли, отобранные в начальные период младотурецкого правления у курдских беев и ага в пользу армян. Все это делалось для того, чтобы создать напряженность между армянами и курдами отвлечь последних от борьбы с центральным правительством [6, с. 155-156].
Отношения барзанцев с Константинополем нормализовались, когда к власти пришла либеральная партия "Справедливость и согласие" выступавшая за федерализацию империи. С возвращением же младотурок к власти, отношения вновь ухудшились. Барзани начал искать контакты с англичанами и русскими. В донесениях русских агентов он называется в числе тех курдских вождей, которые были бы не прочь перейти под власть России.





Шейх Абдул-Салям Барзани (слева)
и представитель русского царя (справа), 1913 г.

В своем письме известному деятелю курдского движения Саиду Та (племяннику знаменитого шейха Обейдуллы, первым поднявшего восстание под лозунгом создания Курдистана) Абдул-Салям писал: "Турки не знают, что скоро может наступить день, когда курдам может понадобиться могущественная поддержка и поэтому следует ладить с русскими" [Цит. по: 3]. В марте 1914 г., когда турки объявили об увеличении налогов на 25 %, шейх Абдул-Салям поднял новое восстание. При этом он телеграфировал министру внутренних дел Талаат-паше (известному, впоследствии в роли организатора массового погрома армян [7, с. 26]), что он восстал по совету русского консула в Мосуле, который обещал ему помощь и награду. [3]. Он надеялся запугать турок и одновременно столкнуть их с русскими, чтобы получить от последних уже реальную помощь. К Абдул-Саляму присоединились хамавенды, джафы, дизаи и другие курдские племена. Восставшие обратились за покровительством к России, но помощи так и не получили и к маю они были разбиты. Абдул-Салям бежал в Урмию, оккупированную тогда русскими войсками, а оттуда перебрался в Нахичевань, где получил небольшую пенсию в размере 150 рублей. Он неоднократно встречался с представителями наместника Кавказа и предлагал им различные планы борьбы против турок, а затем вновь вернулся в Урмию где предложил тамошнему вице-консулу России пойти в Шамдинан и поднять живущих там ассирийцев. Однако, поскольку Петербург в тот момент не желал ссориться с турецким правительством, вместо поощрения ему было заявлено, что в случае новых действий против Турции Россия лишит его своего покровительства. Шейх Та неоднократно предупреждал Абдул-Саляма, что за ним охотятся турки и предлагал спрятаться, однако тот не послушался. В середине сентября 1915 года он был захвачен турками на приграничной полосе Ирана при активной помощи ряда подкупленных ими иранских курдских вождей и заключен в тюрьму в Мосуле. По версии В.П. Никитина, который был тогда российским консулом в Урмии, вина за выдачу Абдул-Саляма лежит лично на известном предводителе курдов Ирана Симко, который заманил Барзани на переговоры и арестовал его. Симко тогда опирался на поддержку турок в борьбе против персов.





Исмаил Авдуи Симко (в центре в белом)

В виде репрессии, русские организовали карательную экспедицию против выдавших Абдул-Саляма племен и подвергли разгрому их селения. Это, однако, уже не могло спасти шейха. В декабре 1916 г. он вместе с четырьмя своими соратниками был повешен на мосульской площади. 13-летний Мустафа Барзани присутствовал при казни брата, что не могло не наложить отпечаток на его сознание и миропонимание, а соответственно на его политику в дальнейшем, когда он лично возглавил племя [3].
После смерти шейха Абдул-Саляма племя возглавил его 18-летний брат Ахмед. Семья восставшего шейха была выслана в Багдад, где Мустафа Барзани начал учился в медресе, в котором считался одним из лучших учеников.
Первая мировая война глубоко перекроила и этническую, и политическую карту региона. Она принесла новые надежды для одних народов и национальную катастрофу для других. К сожалению, курды не оказались в числе выигравших. Наоборот - с ее окончанием начался, кажется, наиболее мрачный и безысходный период во всей истории курдского этноса...
22 ноября 1914 г. Англичане появились в Месопотамии, сразу же после вступления Турции в войну, высадив десант и взяв Басру. Однако только 11 марта 1917 года они сумели вступить в Багдад. К ноябрю этого года они достигли Тикрита и там, у границ Курдистана, фронт замер до самого конца войны [3].
Война принесла страшные страдания курдскому народу. Восточный Курдистан сразу же оказался полем битвы между русской и турецко-германской армиями. Трагедия 600 тысяч беженцев Северного Курдистана, которых правительство насильственно выселило под предлогом эвакуации в Центральную Анатолию и оставило массами умирать от голода и холода, будучи в их отношении обеспокоено только одним: как бы разбросать их в Анатолии небольшими группами так, чтобы они скорее ассимилировались с местным населением. Но и южные курды, находившиеся в отдалении от фронта, в результате мобилизации всех трудоспособных мужчин и военных реквизиций были доведены до крайне бедственного состояния. Когда, по окончании войны, англичане вступили в Сулейманию - они обнаружили следующую картину: "Трупы умерших лежали на улицах и в покинутых домах... Там осталась одна треть населения... Две трети населения окружающих селений покинули свои места или умерли" [Цит. по: 3].
Тем не менее курды, в отличие от арабов, поднявших Хиджазское восстание и почти только собственными силами освободивших Дамаск, оставались лояльными турецкому правительству. Именно этим объясняется тот факт, что англичане до конца войны так и не смогли проникнуть в Курдистан. Россия же в Южном Курдистане пользовались большой популярностью и с приближением ее войск в начале 1917 г. к Сулеймании и Ревандузу Махмуд Барзинджи и некоторые другие курдские лидеры завели с представителями русского командования переговоры о планах курдского восстания против турок. Если бы революция 1917 года не развалила фронт, то Россия имела шансы уже летом 1917 г. занять значительную часть Южного Курдистана и соединиться с англичанами и таким образом на год раньше, чем то произошло в действительности, покончить с Османской империей.
30 октября 1918 г. на борту английского броненосца "Агамемнон" в порту Мудрос острова Лемнос турки подписали соглашение о перемирии. Согласно Мудросскому перемирию, Турция отказывалась от прав на арабские земли, но Мосульский вилайет, как неарабский, оставался в ее власти. Тем не менее сразу же после заключения перемирия англичане двинулись вперед и 1 ноября они заняли Мосул и Сулейманию, где английский комиссар майор Ноэль назначил губернатором Махмуда Барзинджи.





Шейх Махмуд аль-Хафид Барзанджи (в центре с кинжалом)

Турки потом долго возмущались "несправедливым" отнятием у них Мосульского вилайета, забывая, что за несколько месяцев до того сами точно таким же образом нарушали в Закавказье условия Брест-Литовского мира. Тем не менее, претензии Турции на Мосульский вилайет на официальном уровне регулярно возобновляются вплоть до наших дней.
В Мосульском вилайете, как и во всей Месопотамии, установился оккупационный режим. Турецкие чиновники были высланы, а у власти встали местные лидеры, но к ним были назначены британские комиссары, или, как их официально называли "политические офицеры" .
Первоначально англичане, видимо, сами плохо понимали, что делать с доставшейся им обширной, недружественной и анархической провинцией. Первой их мыслью было создать "Конфедерацию племен Южного Курдистана" из племенных княжеств которые будут воевать друг против друга, но не будут вредить арабской территории. Если англичане впоследствии отказались от этой идеи, то причиной, как можно предполагать, была нефть Киркука и Мосула: для удобства ее эксплуатации требовалась сильная и централизованная, целиком подконтрольная Лондону власть. Воюющие же между собой племенные княжества определенно не могли способствовать правильной эксплуатации месторождений... Между тем, настороженность, с которой поначалу курды приняли англичан, быстро сменилась всеобщим возмущением. Крушение Османской империи посеяло мечты о собственной государственности. Англичане же, хотя и обещали на словах автономию, на деле только ужесточали контроль. В результате началась череда курдских восстаний.
Почин принадлежал племени гоян в Захо, которое в начале апреля 1919 г. восстало против английской власти и перебило политических офицеров. Этому примеру тотчас последовали барзанцы во главе с шейхом Ахмедом. Вскоре уже значительная часть племен была охвачена восстанием. Однако, с сожалением следует отметить что шейх Ахмед и Махмуда Барзинджи относились друг к другу крайне враждебно, что мешало им объединиться во благо общего дела. Шейх Ахмед, настроенный к оккупантам настолько бескомпромиссно, что англичане называли его "величайшим врагом Англии", считал Махмуда Барзинджи ставленником англичан. Однако вражда скорее всего имела подоплеку в давнем, родовом соперничестве между шейхами нахшбанди и какаи. И тем не менее, восстание той весны в памяти потомков связано именно с именем Махмуда Барзинджи. 20 мая, в Сулейманию неожиданно ворвался пришедший из Ирана отряд племени авроман. Как оказалось, предводитель авроманов Махмуд-хан действовал по тайному соглашению с Барзинджи, который 23 мая арестовал находившихся в городе английских офицеров, сорвал с их штаба британский флаг и поднял свой собственный зеленый флаг с красным полумесяцем, который объявил флагом независимого Курдистана. Двинутую против него английскую часть он зажал в ущелье и разгромил, взяв множество пленных и 4 броневика. Затем он сам двинулся на Киркук, но в свою очередь был разбит в кровопролитном бою и раненый был взят в плен. Англичане судили его военно-полевым судом. Барзинджи этого суда не признал и демонстративно отказался от адвоката заявив, что "воевал против англичан по законному праву борьбы за свободу и независимость своего народа, признаваемому даже союзниками" [Цит. по: 3]. Его приговорили к смертной казни, впоследствии замененной 10-летней каторгой в Индии [3].
На протяжении всего лета, посланные карательные экспедиции приводили к повиновению другие восставшие племена. Однако полного умиротворения так и не удалось добиться. В частности, в декабре барзанцы убили английского комиссара провинции Мосул Дж. Белла с помощником и двумя сопровождающими. В качестве репрессии, англичане в очередной раз разгромили Барзан и сожгли дом семьи Барзани.





Шейх Ахмед Барзани (сидит) с курдскими предводителями племен, 1920 г.

К 1920 году действия оккупационного правительства начали вызывать недовольство и среди арабского населения Ирака, что привело к тому, что восстание перекинулось и на арабские земли, а Курдистане восстание разожглось с такой новой силой, что англичанам пришлось оставить Ревандуз и Хой. Однако курды поддержали арабов отнюдь не единодушно потому, что уже тогда курды чувствовали в арабских националистах врагов куда более опасных, чем англичане.
В марте 1921 г. на конференции английской колониальной администрации министр колоний Каире Черчилль выдвинул план организации нового арабского государства, с парламентом и собственным королем. Что же касается для курдов, то им Черчилль предполагал дать автономию в составе Ирака или даже полную независимость, если они того "заслужат". План был принят. Относительно же личности монарха, выбор пал на старого союзника англичан - Фейсала, предводителя Хиджазского восстания, который в 1918 г. отнял у турок Дамаск и провозгласил себя королем Сирии, затем процарствовал два года пока не был изгнан французами. Летом 1921 г. Фейсала привезли в Багдад, объявили королем, а потом задним числом провели плебисцит. Арабы в большинстве проголосовали "за". Курды же частью голосовали "против", а частью вовсе бойкотировали плебисцит. Таким образом он, например, был полностью сорван в Сулеймании, где после ссылки Барзанджи население было настроенной к англичанам особенно оппозиционно.
Об автономии, Курдистана, однако, ничего не объявляли. Стараясь смягчить недовольство курдов, Фейсал и англичане обещали им национальные права в новом государстве: образование и официальное делопроизводство на курдском языке, назначение в курдских районов чиновников-курдов и другие льготы. Курдов, однако, это не могло успокоить.
Первое место при Фейсале занял его старый соратник, начальника штаба во время Хиджазского восстания - Нури Саид, с именем которого отныне будет неразрывно связана вся историей монархического Ирака: так или иначе, открыто или закулисно, но он будет руководить государством вплоть до революции 1958 года, когда его растерзает толпа на багдадской улице.





Версальская конференция 1919 г.
Справа налево: Рустум Хаидар, Нури ас-Саид, принц Фейсал, капитан Писани (за принцем),
Т.Е Лауренц, раб Фейсала (имя неизвестно), капитан Тахсан Кадри

Создание Иракского королевства оказалось мерой, для англичан чрезвычайно своевременной, потому что вскоре они столкнулись с новой, неожиданной опасностью. Стамбульский парламент перед своим разгоном англичанами принял "Национальный обет", в котором в частности, признав независимость арабов, отказался признать отчуждение Мосульского вилайета. В то время пока Турция терпела поражения в войне с Грецией Англия могла с этим не считаться. Однако в сентябре 1921 г. Кемаль разгромил греков и после этого послал войска в Мосульский вилайет, охваченный курдскими восстаниями. Турки легко взяли Ревандуз так как они на тот момент обещали курдам широкую автономию (да еще под властью единоверного правительства). Симпатии курдов в общем были на стороне Турции и определенно против англичан.
Шейх Ахмед и барзанцы, естественно, не могли остаться в стороне. В сентябре 1922 г. они взяли Амадию и некоторое время удерживали ее против английских войск. Стремясь умиротворить курдов, англичане спешно создали в Сулеймании орган автономного самоуправления - Провинциальный совет, а для руководства им вернули из Индии чрезвычайно популярного Махмуда Барзинджи [3].
24 декабря 1922 года Фейсал был вынужден подписать совместную англо-иракскую декларацию: "Правительство Его Величества и иракское правительство признают право курдов проживать в границах иракского государства и иметь право на создание собственного курдского правительства в рамках этих границ" [Цит. по: 3]. К этому времени Махмуд Барзинджи уже осуществил de facto право, предоставленное ему de ure. Обосновавшись в Сулеймании, он в ноябре 1922 г. провозгласил себя королем Курдистана, сформировал собственный кабинет министров, начал чеканить монету и выпускать собственные марки.





Махмуд Барзинджи, король Курдистана

Одновременно он завел тайные отношения со всеми врагами англичан: турками, арабскими националистами и даже направил через Иран письмо Ленину с просьбой о союзе и поставках вооружений. 23 февраля 1923 г. англичане предъявили ему ультиматум: немедленно оставить Сулейманию. Барзинджи ответил категорическим отказом. Тогда англичане выслали авиацию и начали бомбить город. Барзинджи ушел в горы, где упорно сражался несколько лет, время от времени совершая набеги на Сулейманию (последний набег он совершил в 1924 году). И лишь в октябре 1925 г. англичанам удалось одержать над ним окончательную победу. Барзинджи ушел в Иран, откуда продолжал делать периодические набеги на протяжении почти двух лет. В 1927 г. видя безнадежность дальнейшей борьбы, он сложил оружие, выговорив амнистию [3].
После бурных событий 1919 - 1922 годов, молодой Мустафа (тогда лишь в качестве брата барзанского шейха) направляется в Турецкий Курдистан для переговоров с местными лидерами курдского движения. В Муше он встречается со знаменитым шейхом Саидом, вскоре поднявшим восстание против турок.





Шейх Саид

В конце 1930-х годов Ахмед и Мустафа устанавливают связи с организацией турецких курдов "Хойбун" ("Независимость"), которая организовала целую армию в Араратских горах (по-курдски "Агри"). Восстание в Агри, руководимое Инсан Нури-пашой (1927 - 1930 гг.), замечательно тем, что это было первое восстание, которое курды пытались вести по правилам регулярной войны. Мустафа выступает на помощь восставшим с отрядом в 500 человек и в районе Оромар вступает в схватку с турками. Пробиться к Нури-паше, однако, он не смог: неприятель сосредоточил в Оромаре большие силы и Мустафе пришлось отступить обратно на иракскую территорию.





Мустафа Барзани

В то время, когда в горах Курдистана лилась кровь, вторая, закулисная часть курдской драмы разыгрывалась в городах Европы, за зеленым сукном дипломатических переговоров.
Как известно, мирный договор с побежденной Турцией (точнее, со стамбульским султанским правительством, так как в Анкаре уже образовалось правительство Мустафы Кемаля) был подписан в Севре, под Парижем, 10 августа 1920 г. Его условия были более чем благоприятны для курдов. Статья 62 оговаривала предоставление Курдистану автономии, а следовавшая далее статья 64 гласила буквально следующее: "Если в течение года со дня вступления в силу данного договора курдский народ, проживающий в областях, охваченных пунктом № 62, представит в Лигу Наций документ, свидетельствующий о том, что большинство населения этих областей желает независимости от Турции, и если Лига Наций убедится в том, что этот народ в состоянии жить независимо, тогда будет рекомендовано предоставление ему независимости. Турция уже сейчас соглашается выполнить такую рекомендацию и отказывается от всех прав и притязаний на эти области... В случае, если Турции придется отказаться от своих прав, то со стороны союзников не будет никаких возражений, при условии, что население областей, входящих в Мосульский вилайет, изъявит желание войти в состав независимого курдского государства" [Цит. по: 3].
Однако договор, как известно, так и не вступил в силу. Национальное Собрание в Анкаре отвергло его, зато выдвинуло притязания на Мосульский вилайет. Турецкие курды поддержали кемалистов, обещавших создать "общее государство курдов и турок", в борьбе против "западных империалистов". В результате Кемаль одержав победу на всех фронтах 24 июня 1923 г. заключил новый мирный договор в швейцарском городе Лозанне, где о курдах уже не говорилось ни слова. Вопрос о Мосульском вилайете отдавался на решение Лиги Наций и это можно считать известным поражением Кемаля, поскольку было известно, что в Лиге заправляют англичане. В результате Совет Лиги Наций 16 декабря 1925 г. постановил оставить Мосульский вилайет за Ираком, приняв в качестве основы демаркационную линию (так называемую "Брюссельскую линию", установленную годом раньше). Новую границу был вынужден признать и Кемаль, заключивший в июне 1926 г. трехсторонний турецко-английско-иракский договор. Так появилась современная иракско-турецкая граница, по живому разрезавшая Курдистан.
Окончательное присоединение Мосульского вилайета к Ираку, сопровождалось рядом оговорок и обязательств перед Лигой Наций. Ирак обязывался ввести в Курдистане курдский язык в качестве официального, ввести преподавание в школах на курдском языке и назначать на должности чиновников-курдов. Однако эти обязательства так и не были реализованы в жизнь.
В свою очередь Англия, получив во владение Мосульский вилайет, потеряла всякий интерес к курдам и их правам. Теперь она безусловно поддерживала багдадскую власть которая могла обеспечить порядок и спокойствие на нефтепромыслах. Хотя время от времени, в целях давления на эту же самую власть и в целях упрочения своего влияния она находила необходимым разыграть "курдскую карту".
В 1920-х годах Ахмед Барзани в продолжение начатых еще его старшим братом перемен осуществил в Барзане свои наиболее решительные морально-религиозные реформы. Ахмед старался внушить своим подданным любовь друг к другу и ко всей живой природе. Он объявил, что все живое священно и на этом основании запретил рубить в Барзане деревья и убивать диких животных. Он выступал против насильственных браков: молодые люди, любившие друг друга и браку которых препятствовали родители находили убежище в его доме и он женил их силой своего авторитета. В конце концов он добился полного прекращения практики насильственной женитьбы родителями детей, а равно как и выплаты калыма. Все это было частью обширной и цельной, но к сожалению не известной нам религиозно-философской системы, которую разработал шейх и которой он учил круг своих приближенных - "мюридов". По устным сообщениям, шейх оставил изложение этой системы, но после его смерти семья скрыла или уничтожила эту чрезвычайно интересную рукопись, боясь дать материал для обвинений в вероотступничестве. К концу 20-х годов шейх пришел к выводу, что ислам в курдской истории играл крайне отрицательную роль, служа орудием для порабощения курдов, и поэтому необходимо избавиться от его влияния, создав национальную курдскую религию или, по крайней мере, радикально реформировать ислам на национальной основе. Вот почему после его смерти семья старалась скрыть следы его чересчур радикальных идей. По этой же причине учение шейха Ахмеда - тема, в Южном Курдистане до сих пор закрытая. Около 1930 г. слухи об "отступничестве" шейха Ахмеда распространились по всему Южному Курдистану, с возмущением и злорадством передаваемые многочисленными врагами шейха которые не скупились на самые красочные подробности. Передавая их, лондонская "Таймс", в частности, писала, будто шейх Ахмед объявил о своем божественном происхождении, и в знак своего обращения в новую религию устроил пиршество, на котором торжественно поедал свинину, что с точки зрения правоверного мусульманина символизировало крайнюю степень вероотступничества и морального падения. На самом же деле шейх продолжал исполнять все исламские обряды, но, очевидно, исключительно из политических соображений, не веря в их спасительность для души. Во всяком случае его мюриды впоследствии обрядов не исполняли. На вопрос: "Почему?" они иногда отвечали, что в этом нет необходимости так как святой шейх Ахмед и так молится за них перед Богом [3].
Между тем религиозно-реформаторская деятельность шейха по-прежнему сочеталась с активной политической борьбой. В 1927 году он поднял новое восстание. На этот раз требования, предъявленные им Багдаду, были довольно умеренны: улучшение экономического положения населения, строительство школ и дорог, признание курдского самоуправления. 16 марта 1928 года Барзани встретился с британским административным инспектором и тот предложил ему сложить оружие в обмен на обещание реформ. В противном случае он грозился военными репрессиями. Барзани согласился прекратить восстание. На этот раз, действительно, англичане провели некоторое реформы, улучшившие положение Курдистана.
Срок британского мандата над Ираком истекал в 1932 году и Англия объявила, что готова предоставить Ираку независимость досрочно. В качестве платы за это в 1930 году Англия навязала Ираку так называемый договор "О дружбе и союзе". Договор устанавливал, что обе стороны будут иметь полную и откровенную консультацию между собою по вопросам внешней политики. В случае войны или угрозы войны Англия или Ирак договорились оказывать друг другу необходимую помощь. Английские войска имели право пользоваться железными дорогами, реками, портами, аэродромами и средствами связи Ирака [8, с. 120]. Правительство Ирака согласилось предоставить Англии две военно-воздушные базы и право держать свои войска в Ираке [9, с. 178 - 179].
Договор имел специальное приложение, по которому английские военнослужащие сохраняли все свои иммунитеты и привилегии как в юридических, так и в финансовых вопросах, включая освобождение от уплаты налогов. Для подготовки военных кадров и обучения своей армии Ирак обязывался приглашать только английских военных инструкторов и снабжать армию только английским вооружением. Иракцы могли также обучаться в английских военных учебных заведениях. Иракская сторона должна была создать все условия передвижения английских войск на территории Ирака.
Кроме того, Ирак также обязался приглашать из-за границы только британских чиновников и экспертов, британскую военную миссию и признать старшинство английского посла перед дипломатическими представителями других стран [9, с. 179-181].
Этот договор, демонстрирующий кабальное положение Ирака по отношению к Англии не мог не вызвать негативную реакцию среди местного населения. В разгаре политического кризиса, вызванного подписанием договора и в канун нового восстания Барзинджи Мустафа Барзани возвратился в Барзан. Брат сразу же посылает его в Багдад - изложить королю требования курдов. Фейсал дает аудиенцию Мустафе вместе с видным курдским деятелем Маджидом Мустафой, депутатом парламента от Сулеймании, выслушивает их но, разумеется, остается равнодушным.
6 сентября - "черный день" для Курдистана - расстрел полицией массовой демонстрации протеста в Сулеймании. В этой ситуации политического кризиса, наложившегося вдобавок на кризис экономический, началось новое восстание. Махмуд Барзинджи, казалось, ушедший на покой, вновь возглавил кипящий Курдистан и выдвинул идею создания курдского государства под покровительством Англии. Англичане, на первых порах исподтишка, поддерживали Барзинджи, видя в нем удобное орудие давления на Багдад. Однако впоследствии всесторонне перешли на сторону багдадского правительства предоставив в его распоряжение все свои вооруженные силы. Начав восстание, Барзинджи направил письмо второму признанному лидеру курдов - шейху Ахмеду - с призывом присоединиться. Однако шейх Ахмед остался в стороне от движения, возглавлявшегося его старым соперником. Восстание было подавлено в мае 1931 года. Махмуд Барзинджи сдался властям и был на английском самолете отправлен в ссылку на юг Ирака [3].
Расправившись с одним очагом напряженности правительство решило уделить внимание другому - Барзану. Стараясь ослабить непокорное племя, а может быть и сознательно провоцируя его, Багдад попытался разоружить барзанцев, и в то же время вооружил и натравливал на него соседние враждебные племена. Наконец, когда был специально для Барзана введен налог на скот, барзанцы не выдержали. С наступлением весны 1931 г. барзанцы вышли из повиновения. До тех пор, пока сохранялась угроза со стороны Барзинджи, Багдад смотрел на это сквозь пальцы, но в июне к Ахмеду были посланы представители правительства, предложившие сложить оружие во избежание репрессий. Ахмед отказался и формально провозгласил восстание, выдвинув требования полного изгнания англичан и самоуправления Курдистана.
В багдадских газетах появилась постоянная рубрика: "Передвижения шейха Барзана". Высланные против Барзана силы были разгромлены. Один батальон был зажат в ущелье и атакован с двух сторон. Иракцы отступили, причем английские офицеры с трудом смогли предотвратить паническое бегство своих солдат. Так как иракцы зашли слишком далеко вглубь курдской территории, то Ахмед Барзани легко отрезал их от баз снабжения. В начале апреля 1932 г. в долине Вази под Барзаном отряд под руководством Мустафы Барзани громит конвой, которым командует полковник Хай Серри Ахмед. Так впервые проявился полководческий талант, который впоследствии заставил о себе весь мир.
В результате успешных активных действий племени барзанов, по признанию англичан, были бы безусловно взяты в плен, если бы не английская авиация, которая постоянно бомбила повстанцев, а блокированным частям сбрасывала оружие и продовольствие. В это время барзанские ассирийцы, всегда сражавшиеся бок о бок с курдами, попытались наладить изготовление самодельных пушек. Однако у них ничего не вышло: пушки разрывались при первом же выстреле. В декабре, в результате постоянных английских бомбардировок, Ахмед был вынужден оставить свою цитадель - село Барадост - и уйти в горы. На зиму наступило затишье. Бои возобновились в середине марта. На этот раз, против Барзана было направлено 10 тысяч солдат и полицейских - треть иракских вооруженных сил. Англичане вызвали дополнительную авиацию из Египта - это были новейшие самолеты, которые и им не терпелось испытать их в деле. Как писал английский капитан Мэмфорд: "...район расположения людей Ахмеда был подвергнут интенсивной бомбардировке с использованием бомб замедленного действия и даже скот уничтожали с воздуха... [Цит. по: 3]" В эти же дни бывший гражданский комиссар Ирака А. Вильсон с возмущением говорил в Лондоне: "...Разрушенные селения, уничтоженный скот, искалеченные женщины и дети были свидетелями распространения ... единой линии цивилизации [Цит. по: 3]". Всего, по данным Никитина, было разрушено 1365 домов в 79 селах.
Барзанцы могли противопоставить самолетам только свои винтовки и тем не менее, в апреле они сумели сбить два самолета. Но это уже не могло их спасти. "Шейху угрожали со всех сторон, - писала "Таймс". - Турки ждали его на границах, имперские (английские) воздушные силы были над ним, а иракская армия шла против них [Цит. по: 3]". В мае правительственные войска сумели взять ситуацию под свой контроль. 22 июня Ахмед Барзани со своими соратниками перешел турецкую границу и сдался туркам. Однако турки выдали его иракцам и мятежный шейх был сослан на юг страны.
Следует отметить, что английское правительство до последней возможности скрывало факт восстания в Барзане, очевидно, опасаясь обвинений в провале своей иракской политики. Когда же наконец известия о нем выплыли наружу, и в начале апреля 1932 г. один из депутатов сделал парламентский запрос, министр колоний заявил буквально следующее: "Летом прошлого года в отдаленной области Иракского Курдистана, куда никогда не распространялась деятельность иракской администрации, имели место опасные столкновения племен. Главный зачинщик их - курдский шейх по имени Ахмед Барзани. Он принял новую религию и хотел навязать ее соседним племенам посредством грабежей и убийств [Цит. по: 3]". Это "объяснение" вызвало дружный хохот скептически настроенных депутатов.
После ухода Ахмеда в Турцию Мустафа, вместе со своим отрядом и братом Мохаммедом Садыком, отступил в горы. Когда же турки выдали Ахмеда иракцам, он сдался властям, которые пообещали за это свободу его брату. Действительно, братья Барзани некоторое время пользовались свободой - но недолго. Их пребывание на воле было сочтено чересчур опасным и в начале 1934 г. его пригласили в Мосул и там заключили под домашний арест. Более того - в октябре следующего года губернатор Мосула вовсе решил избавиться от беспокойного курда и пригласил его в гости, где предложил чашечку отравленного кофе. Лишь чудом Барзани остался жив.
Свое вынужденное пребывание в Мосуле - бывшему относительно крупным интеллектуальным центром - Мустафа посвящал самообразованию. Между тем, власти наконец нашли зацепку: инкриминировали братьям Барзани связи с восстанием Халила Хошави и на этом основании выслали их в Багдад, затем в Насирию, а оттуда в Басру.
Как бы эпилогом движения Ахмеда Барзани служит восстание с требованием автономии, поднятое в Барзане в 1934 г. Халилем Хошави. В конце следующего года оно было в целом разгромлено совместными усилиями иракских и турецких войск, а его основные вожди - казнены. В марте 1936 г. был взят в плен и расстрелян сам Хошави.
С расстрелом Хошави кончается эпоха героических, но чисто локальных барзанских восстаний. Начался новый период в истории Курдистана - движения Мустафы Барзани, которое затронуло весь южный Курдистан.
В 1941 году в Ираке произошел переворот: к власти пришло националистическое правительство Рашида Али, антианглийское и пронацистское. Рашид Али, не желая раздражать курдов в предвидении столкновения с англичанами вернул братьев Барзани в Курдистан. Оба брата были помещены под домашний арест в Сулеймании, где завязали связи с возникшей в 1939 г. патриотической ассоциацией "Хива" ("Надежда"). Рашид Али продержался у власти недолго: англичане ввели в Ирак войска и установили свою оккупационную администрацию. Мустафа Барзани все это время оставался в Сулеймании, пока в 1943 году, при помощи офицеров-членов "Хивы" и сына Махмуда Барзинджи, он сумел бежать и через Иранский Курдистан пробрался в родной Барзан.

 

 

 

 

 

 

 

 
Рекомендуем

Курдская сказка:

У одного шейха было много баранов. Пас их пастух. А у пастуха жена была красавица. Увидел как-то шейх жену пастуха и влюбился без памяти. Решил он любым путем добиться ее. Пришел он как-то к ней в гости, когда хозяина дома не было.
Читать продолжение...
Известные курды

Фаризов

Фаризов Иван Омарович

1923-2013

Советский курдолог, автор курдско-русского словаря

⠫ ᠩ⮢